Левая-правая где сторона?

В дореволюционном Новочеркасске был расхожим такой анекдот: «Встречаются двое. Один спрашивает другого:

— Ты где живешь?

— В тринадцатом номере.

— А на какой улице?

— Не знаю. Нашей улице забыли дать название. Затем второй спрашивает первого:

— А ты где живешь?

— На Колодезной улице.

— А в каком доме?

— Не знаю. Забыли дать номер дому».

Анекдот анекдотом, но в Новочеркасске действительно была улица, которой так и не удосужились дать официальное наименование(теперь -имени Бабушкина). Здания же, не получившие нумерации, тоже были в Городе и, увы, не на одной улице.

Самым, пожалуй, памятным событием, связанным с маркировкой уличных названий и нумерацией ломов, стаю для донской столицы принятие положения «Об обозначении на особых дошечках названий улиц и дворо­вых мест с последовательными номерами в г. Новочеркасске». Это положение было издано в апреле 1887 года. Оно предполагало, что «все владельцы дворовых мест в г. Новочеркасске как полных, так и раздробленных, а равно владельцы незастроенных дворовых мест, обязу­ются иметь каждый по одной чугунной дошечке, длиною 7 и шириною 5 дюймов, с отлитыми на них последовательными по протяжению улиц номерами, а владельцы угловых дворовых мест обязываются иметь по две дошечки, длиною 16 и шириною 6 дюймов, с последовательными номерами и названием тех улиц, на которые выходят дворовые места».

Положение предусматривало строгие правила по размещению опи­санных выше табличек. Оно ориентировало горожан прикреплять эти таблички на фасадах домов не ниже четырёх аршин от поверхности тротуара. Из положения следовало, что дошечки заготавливаются Времен­ным комитетом по управлению г. Новочеркасском на средства, ассигнуемые на благоустройство города, и выдаются владельцам дворовых мест, которые уплатили стоимость изготовления дощечек.

В особом примечании был охарактеризован, выражаясь современной терминологией, алгоритм нумерации перекрещивающихся новочеркасских «авеню» и «стритов»: «При определении последовательности номеров дворовых мест началом улиц, имеющих протяжение с востока на запад, должны считаться восточные, а улиц, имеющих протяжение с юга на север, южные их части; причем, четные номера дворовых мест должны находиться на правой, а нечётные — на левой стороне каждой улицы».

И кто бы мог подумать, что деление новочеркасиев на жителей правой и левой сторон городских улиц, вызовет у некоторых из них недовольство. Дело заключалось, видимо, в том, что слово «правый» еше и сейчас нередко ассоциируется со словом «правильный». Вот и появились на свет смехо­творные жалобы горожан на то, что их «зачислили в левых, а они тоже хотят быть правыми». Ну как бы там ни было — недовольным пришлось всё же смириться с тем, что они не являются жителями правых сторон улиц.

Сторонники убеждения, что у каждой улицы должно быть две только правых стороны, не смогли, по понятным причинам, доказать свою «правоту». Так восторжествовала на новочеркасских улицах знаменитая альтернатива «сено-солома». Правда, некоторым горожанам пришлось постигнуть на практике разницу не между сеном и соломой, а между правым и левым.