Гимназические метаморфозы

Бытует мнение, что родительские собрания — изобретение современной педагогики. Это, однако, не так. Проведение родительских собраний широко практиковались во многих средних учебных заведениях дореволюционной России. Проходили они и в гимназиях, школах и училищах старого Новочер­касска. Причем, на них нередко обсуждались самые болезненные и запутанные вопросы. Наглядный пример этого — события ноября 1907 года в знаменитой Платовской гимназии столицы Дона (ныне средняя школа № 3).

Тогда в гимназии произошло небывалое ЧП: забастовка старше­классников, протестовавших против некоторых господствовавших там порядков. Не вдаваясь в раэбор многочисленных требований ее участников, отметем лишь, что улаживать этот конфликт пришлось родительскому собранию. На нем избрали родительскую делегатскую комиссию, задачей которой стало ведение переговоров с забастовщиками на правах посредников между ними и педагогическим советом гимназии.

Однако дипломатические усилия делегатов оказались неэффек­тивными. В ОТЧвКв с собрания в «Донских областных ведомостях» встре­чаются нескрываемые нотки разочарования и скептицизма в отношении их делегатской миссии. Газета, например, писала: «Уходя с собрания, многие из родителей задавали такой вопрос: „Да нужны ли родительские делегаты и не будут ли наши дети-гимназисты их игнорировать, как и первых делегатов?“.

Предположение оказалось оправданным: гимназисты вскоре при­ступили к занятиям, практически проигнорировав задуманные переговоры. Тогда стали роптать родители, успевшие перессориться с некоторыми педагогами. К улаживанию этих скандалов пришлось подключить свежие силы из числа других родителей.

По заявлению одного раздосадованного участника этого конфликта, в гимназии предприняли затянувшуюся попытку превратить родителей чуть ли не в профессиональных дипломатов. А другой чей-то незадачливый папаша даже пообещал написать книгу под названием „Как меня превращали в дипломата“. Словом, гимназические метаморфозы касались не только учащихся, но и их родителей.

Самые же разительные превращения произошли в описываемый период в Новочеркасске с народным учителем Ильиным-Адаевым. О них, посмеи­ваясь, говорил весь город. Еще в начале уходящего столетия Ильин-Адаев был безвестным тружеником на тернистой ниве народного просвещения, но вскоре сделал себе быструю карьеру, перейдя под эгиду другого правительственного департамента. В начале 1914 года донские газеты сообщили: „Государь-император согласно положению Комитета о службе чинов гражданского ведомства и о наградах Всемилостивейше соизволил пожаловать и.д. начальника Новочеркасской областной тюрьмы, титу­лярного советника Ильина-Адаева за отличное усердие зачетом в государ­ственную службу трех лет, проведенных им в должности народного учителя“.

В Новочеркасске тогда острили, что карьеру титулярного советника можно кратко охарактеризовать словами: „Из школы — в тюрьму“. А местные газеты, извещая о царских милостях учителю-тюремщику, прямо-таки воспели этот зигзаг в его судьбе, достойный еще не написанной тогда „Педагогической поэмы“ А.С. Макаренко.