Чудо-пароход

В первые годы нынешнего столетия новочеркасцы, проводившие лето на Дону, живо интересовались судьбой парохода «Князь Трубецкой». Тем, кто возвращался в город после летнего отдыха, нередко задавали традицион­ный вопрос: «Ходит ли „Трубецкой“ и есть ли на нем пассажиры?»

Прокатиться на этом судне считалось чем-то вроде опасного аттрак­циона. Пароход часто ложился то на левый, то на правый борт, но не тонул. Его владелец местный богач Бышевский объявил корабль «непотопляемым». Им было публично заявлено: конструкция судна такова, что оно в принципе не может пойти ко дну, а посему любой крен — лишь издержка такой конст­рукции. При этом утверждалось, что «господам пассажирам гарантируется полная безопасность, и все их страхи безосновательны».

Однако с каждым новым рейсом чудо-парохода по Дону страхов отнюдь не убавлялось. Особенно запомнились старожилам невообразимые зигзаги, которые выделывал «Князь Трубецкой» во время весенней навигации 1907 года. Один из рейсов в печати был назван катастрофой. Бышевский, правда, охарактеризовал его как плавание в «бортовом положении».

После этого в газетах в очередной раз забили тревогу. В них громо­гласно требовали: «Пора прекратить опасные цирковые трюки на Дону, необходимо запретить рейсы этого парохода!». Но не тут-то было. Он продолжал и дальше бороздить донские просторы, а пассажиры, как ни в чем не бывало, продолжали испытывать на его борту свою судьбу. И у/швительно: среди них были далеко не все, кто плавал лишь за тем, чтобы похвастаться: «Катался на „Трубецком“! Ощущений уйма!». Большинство же относилось к числу обычных пассажиров.

Вот свидетельство о впечатлениях от поездки на чудо-пароходе, приведенное в августе 1907 года «Донскими областными ведомостями»: «местною прессою не раз уже обращалось внимание на крайнюю опасность для пассажиров езды на этом пароходе вследствие особенного свойства его наклоняться попеременно на обе стороны. 11 августа между станицами Аксайской и Старочеркасской с ним едва не приключилось повторение весенней катастрофы. Женщины и дети плакали и умоляли капитана высадить их на берег, но капитан причалил к берегу лишь в станице Старочеркасской, после чего более 40 пассажиров, не желая рисковать жизнью, сошли на берег — несмотря на все уверения пароходовладельца Бышевского, утверждавшего, что его пароход никогда не может перевернуться и как его не наклоняйте, а он всегда станет прямо».

Увы, чудо-пароход действительно оказался по-своему стойким: протесты общественности, словно бушующие волны, бессильно разбивались о него, а он еще долго продолжал переваливаться вдоль речных берегов, вызывая улыбки, прах и негодование донских жителей.