Золотой ключик

На исходе лета 1893 года в Новочеркасск прибыла молодая актриса Вера Фёдоровна Комиссаржевская. Её сопровождала мать Мария Нико­лаевна и сестра Ольга. Их приезд стал началом дороги в неизвестность: они почти ничего не знали о донской столице и опасались превратностей судьбы. Особенно волновалась Вера Фёдоровна, ведь ей предстояло дебю­тировать на сцене местного драматического театра. Однако все опасения были напрасны. Открывшиеся здесь перед дебютанткой горизонты твор­чества оказались столь привлекательными, что уже вскоре она писала из Новочеркасска своему друг: «Слишком долго бросалась я всюду, ища заб­венья и не находя его, так как его можно найти лишь в том, что будет хоть немного говорить душе. И вот я нашла цель, нашла возможность служить делу, которое всю меня забрало, всю поглотило, не оставляя места ничему».

Произошло чудо самопознания. Комиссаржевская почувствовала себя актрисой. А зрители и пресса единодушно признали за ней бесспорный артистический талант. Критик Н.В. Туркин писал в «Донской речи»: «Нельзя сомневаться в том, что в лице госпожи Комиссаржевской сцена приобрела недюжинный талант. Можно спорить о силе таланта, но оспаривать его не может никто...».

Всего лишь за один проведённый на сиене новочеркасского театра сезон 1893-1894 годов Комиссаржевская сыграла 58 ролей. Она проявила себя как актриса универсального дарования: ею были созданы разноха­рактерные образы в различных спектаклях, включая водевили и пьесы рус­ского классического репертуара. «Игру госпожи Комиссаржевской, -отмечала «Донская речь», — нельзя назвать искусством — это сама жизнь; если артистка плачет, то её слезы смывают грим лица; если артистка вол­нуется, то в её словах слышатся подступившие к горлу рыдания; если ар­тистка смеется; то за нею смеётся и весь театр».

Конечно, успеху Комиссаржевской способствовал блестящий твор­ческий ансамбль, составлявший труппу тогдашнего театра — СП. Волгина, И.П. Киселевский, Н.П. Рошин-Инсаров, A.M. Шмидтгоф. Несомненно её успеху весьма способствовало покровительство выдающегося режиссера Н.Н. Синельникова. Однако, всё-таки, рождению великой актрисы всегда сопутствует некая тайна. Была она и у Веры Фёдоровны.

Один из театралов, размышляя много лет спустя о её блестящем дебюте в Новочеркасске, пошутил, что она нашла здесь свой золотой ключик. В этом образном сравнении обнаруживается, кстати, и биографический подт­екст. Хорошо известно, что у Веры Фёдоровны было необычное хобби: она любила заводить часы и никогда не упускала возможности получить от этой процедуры удовольствие. Началось, как вспоминают, всё с того, что в детстве только она могла завести материнские часики: лишь её детская ручка справлялась с крохотным золотым ключиком, приводившим их в действие. Известно также, что ее отец Фёдор Петрович, знаменитый опер­ный певец, был очень рассеянным человеком, и постоянно забывал завести свой хронометр. Маленькой Верочке им было поручено следить за точностью его хода. С годами отцовское поручение стало любимой при­вычкой. Хотя впоследствии появились карманные часы, которые заводились уже без ключей, Вера Фёдоровна очень бережно относилась к тем ро­дительским часам, ключи от которых были подвластны лишь её руке.

С золотого ключика родительских часов она начала делать первые шаги своей осознанной жизни. А с волшебного ключика, подобранного ею к таинствам актёрского труда, она начала в Новочеркасске свою полно­кровную жизнь в искусстве. Как видим, в словах о том, что Комиссаржев­ская нашла на донском земле золотой ключик, заключен поистине глубокий смысл.