Ах, эта свадьба...

Апрель 1887-го на исходе. Весенний Новочеркасск. Здесь два дня ПОДРЯД шумит казачья свадьба. Многолюдная, разгульная, развеселая. Со тонкой нескончаемой музыкой, с казачьими песнями, с бабьим козлоголосием, с обилием вин и напитков. Невесте всего шестнадцать; жених, как и положено, постарше ее. Бесконечное словословие в адрес молодых, тосты, наставления, пожелания.

В центре внимания — конечно же жених и невеста. Но, пожалуй, не меньшее внимание присутствующих сосредоточено еще на одном человеке: он шафер на этой свадьбе со стороны невесты. Высокий, осанистый, ясно­ликий. Внимательный глаз может, правда, заметить, что на нем фрачная пара с чужого плеча, брюки чрезмерно широки, а на одном манжете рубашки отсутствует запонка. И все же, он выглядит эффектнее всех. Это — двадцатисемилетний писатель Антон Павлович Чехов.

Вот он в свадебной свите на венчании во временном деревянном войсковом соборе, а затем — неотлучно, добросовестно, степенно выполняет свои шаферские обязанности в доме жениха. Ему все интересно, все любопытно, до всего есть дело. Он буквально впитывает свадебные впечат­ления. Еше бы, сколько вокруг самобытных личностей, сколько колоритных фигур, сколько занимательных ситуаций. Казачьи обычаи, традиции, шутки, присказки, истории во всем их многоцветий. Какая обильная пиша для писательских наблюдений, размышлений, обобщений!

И действительно, пребывание на казачьей свадьбе в Новочеркасске не прошло для Чехова даром. Накопившиеся впечатления побудили его написать рассказ «Свадьба», опубликованный впервые 21 сентября 1887 года в «Петербургской газете» под псевдонимом «А. Чехонте».

Нельзя сказать, что Антон Павлович тогда первый раз написал о свадь­бе. Отнюдь нет. Занимательное действо свадьбы приковывало его писатель­ский интерес и раньше. Однако рассказ, написанный по следам новочер­касских впечатлений, представил Чехова читателям столь глубоким психологом, что все предыдущие свадебные сочинения Антона Павловича увиделись как бы своеобразными приближениями к нему.

Еше до приезда в Новочеркасск писателю приходилось бывать шафе­ром на свадьбах. К примеру, летом 1881 года он вместе с братом Николаем «шаферничал» на свадебной церемонии в родном Таганроге. Полученные впечатления побудили братьев к совместной публикации. Вскоре в журнале «Зритель» появилась серия рисунков Николая Павловича Чехова с белле-тризированными подписями Антона Павловича.

Свадебная тема была продолжена Антоном Павловичем затем в рассказе «Брак по расчету», опубликованном в ноябре 1884 года в журнале «Развлечение». В декабре того же года в журнале «Осколки» был напечатан рассказ писателя «Свадьба с генералом». Кстати, даже самый последний из написанных Чеховым рассказов также примыкает к свадебной тематике. Его название «Невеста» (1903 г.).

Несомненной вершины в живописании свадебных историй Антон Павлович достиг в знаменитом водевиле «Свадьба», вобравшем в себя некоторые образы и сюжетные повороты, рожденные в его предыдущих рассказах. Среди персонажей водевиля примечателен безымянный шафер, представленный в нем эдаким бесстрастным иеремонермейстером свадеб­ного действа. Кстати, его репликой заканчивается и сам водевиль. Надо думать, что Чехову сподручнее всего было выписывать образ шафера, ведь он все-таки не раз исполнял его обязанности. Чего стоит чеховский опыт шаферства на свадьбе в Новочеркасске!

О ней мы знаем не много. Антон Павлович, кратко описав ее в одном из своих писем, добавлял, что имеет намерение рассказать о ней поподро­бнее. «Такая масса пестрых впечатлений, — сообщал он, — что нет возмож­ности передать их в письме, а приходится оставить до возвращения в Москву.» Биографы писателя утверждают, что такого описания не последо­вало. Но это, можно сказать, формальное утверждение. Нет сомнений, что впечатления от казачьей свадьбы бесспорно водили рукой великого писателя, когда он в дальнейшем создавал свои новые произведения.

… Памятный 1887-й год. Известно, что этот год не в последнюю очередь примечателен в биографии Антона Павловича тем, что тогда вышла из печати книга его рассказов «В сумерках», подписанная на сей раз не псевдонимом, а подлинной фамилией. Словом, Чехов как бы открылся для читателей. Среди открытий же, обогативших самого Чехова, в том году по праву можно назвать его знакомство со свадебными традициями казачьей столицы. Знакомство удалось на славу, коль рука писателя вскоре потянулась к перу и бумаге.