Философ Лосев начинается

Лето пересекло экватор своего последнего месяца. Наступило 16 авгу­ста 1911 года. Выпускник Платовской гимназии в Новочеркасске Алексей Лосев решил приступить в этот день к своей давней задумке: к написанию философского сочинения «Высший синтез как счастье и ведение» — в объеме пятнадцати глав. Изложению основных выводов он отвел 14-ю и 15-ю главы. Точнее, в 14-ой главе было предусмотрено рассмотреть, как объ­единяются в высшем синтезе наука, философия, религия, искусство, нра­вственность, а в 15-й как применяется высший синтез к современной науке.

Все задумано давно, уже сделаны необходимые выписки из книг и журналов, но ни строчки текста еще не легло на бумагу. Лосев садится за стол и в считанные часы пишет развернутый план работы, а также 14-ю и 15-ю главы. Одним махом, можно сказать за один присест, Алексей создает то главное, ради чего он обратился к написанию этого философского сочи­нения. Создает основательно, решая сложнейшие творческие проблемы.

Невероятно, непостижимо, потрясающе! Гимназист, еще в обшем-то не распрощавшийся со своей гимназией, проявляет себя как зрелый фило­соф, блестящий мыслитель, оригинальный синтезатор знаний. Немного найдется в истории мировой философской мысли примеров такого раннего взлета к ее вершинам, который совершил августовским днем 1911 года выпускник гимназии из Новочеркасска.

Мало того, затем, 27 августа, Алексей Лосев с маху, за один день пишет еше одну задуманную главу «Религия и наука». Остальное он решает закончить в Москве во время учебы в Императорском университете. Увы, замечательное сочинение осталось, к сожалению, не завершенным. Вернее, фигурально выражаясь, завершенным, но «не начатым»: работа имеет окончание, но не имеет начала. Такой, вот, парадокс.

Планы дальнейшей учебы счастливо осуществились: Алексей, окончив Платовскую гимназию с золотой медалью, продолжил свое образование в Московском университете сразу на двух отделениях: философии и филологии. Разумеется, университет многое дал для формирования личности выдающегося мыслителя. Однако Лосев родился как исследователь все же в Новочеркасске. Подчеркну: уже на закате своей жизни Алексей Федорович сделал любопытное признание: «В момент окончания мною гимназии в 1911 году я был уже готовый философ и филолог-классик одновременно. Так оно и осталось на всю жизнь».

Казак-философ стал одним из самых плодовитых авторов XXстолетия. В списке его публикаций около 500 работ. Среди них — два грандиозных восьмикнижия: восемь философских монографий, изданных в конце 1920-х годов, и восемь томов гигантского труда «История античной эстетики», выходивших с 1963-го по 1994-й, когда уже их автора не было в живых (он скончался в мае 1988-го).

Алексей Федорович прожил непростую жизнь. В начале 1930-х находился на «трудовом перевоспитании», долгое время был в опале у власти. В последующие годы к нему пришло признание. Он стал председателем Античной комиссии при президиуме АН СССР, являлся членом Кантовского общества в Берлине, членом Общества польс­ких филологов. В 1983 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1986 году получил Государственную премию СССР.

Имя профессора Лосева мож­но встретить в Британской энцикло­педии, а Итальянская энциклопедия назвала его «уникальным русским мудрецом».

Творчеству Алексея Федоро­вича посвящены многочисленные исследования, изданные у нас в стране и за рубежом. Имя профес­сора широко известно и почитаемо в современном мире. Говоря об этом, мы с благодарностью прикаса­емся памятью к живительным духов­ным истокам его творческого «Я», которые были рождены всем укладом жизни исторической казачьей столицы Дона.

Казак-философ из Новочеркасска стал первостепенной научной вели­чиной. Авторитет его работ непререкаем. Размышляя о творческом подвиге Лосева, не будем забывать: первый звездный час пришел к нему здесь, на донской земле августовским днем 1911 года.

Имя Алекскея Лосева — в одном легендарном ряду вместе с именами Ермака Тимофеевича, Степана Разина, Матвея Платова, Антона Чехова, Михаила Шолохова. Эта единая череда имен стала фактом общественного сознания. На наших глазах имя Лосева заняло в ней неоспоримое место. Воистину: неспешно выносит свой вердикт история, но мы его все-таки дождались!