Каждый клик по рекламе поддерживает проект «Казачий Стан»

Часть 2 - Казачий хутор Садки

Тип статьи:
Авторская

Население хутора прибавлялось медленно, по сведениям переписи 1859 года:

«Хутор Садков при речке Салу, от окружной станицы Константиновской 135 вёрст, число дворов 6, число жителей мужского пола 12, женского 18».[1]

В 1868 году насчитывалось семь дворов, всего 58 казаков, перепись 1873 года показала: 10 дворов, 67 жителей. Это были самые стойкие, домовитые хозяева. Современник писал: «Поражает на первый взгляд то обстоятельство, что среди погибших и сильно пораженных засухой полей есть довольно большая площадь (поля хутора Садки Филипповской ст. и часть полей станицы Баклановской), где уже несколько лет не знают неурожая и теперь собирают 50–80 пудов с десятины. А весь секрет, оказывается, чародеев-владельцев этих полей состоит в том, что они сделали запруды по протекающему в этом районе ручью, благодаря чему этот ручей, разливаясь ранней весной, заливает окрестные поля и насыщает их влагой, ограждающей посевы от засухи».[2] 

В начале 1880-х годов прошла административная реформа, хутор Садки вошёл в 1-й Донской округ.

К концу XIX века левобережная степь стала подвергаться обширным распашкам, на рынки страны пошёл донской товарный хлеб. У многих хуторов на реке Сал были установлены водяные мельницы, одна их них молотила лопастями рядом с хутором Садки. Продукцию сбывали на ярмарках — на Ильинской, благо, она действовала неподалёку, в 10 верстах, в юртовой станице Баклановской ярмарки и базары проводились каждую среду. Жители сальских  берегов  лакомились  раками.  Их  на зиму солили, сушили

впрок, особенно ценилась раковая икра. Переработанный в порошок хитиновый покров (жерновка) служил для ветеринарных целей и продавался задорого.[3]

Построили два моста. Один через Сал, напротив Барабанщикова, его остатки видны и сейчас. 

    Опоры моста через р. Сал в районе х. Барабанщикова, 2019

 

Второй мост, в виде плотины с пропускником для воды, соорудили через реку Ерик, около Щеглова. Он был возведён более 100 лет назад, до сих пор служит верным способом переправы.

К концу XIX века в Садках было 13 дворов, 92 чел., 79 казаков, из них приписных (предназначенных для службы в полках 1, 2 и 3-й очереди) — 37 чел. Проживало 13 крестьян, из них 6 украинцев. Грамотных было 10 чел, церковно-приходскую школу окончили 4, «домашнее» образование имели 6 чел.

        Приходилось венчаться, крестить детей, записывать их в метрики, отпевать усопших, регистрироваться в исповедальных росписях — в Покровской церкви, в хуторе Жукове, за 30 вёрст от Садкова. Жители в 1896 году вошли в приход Успенской церкви (хутор Моисеев). Позже в посёлке Барабанщикове была построена церковь Св. Благоверного Князя Александра Невского. В клировой ведомости имеются сведения о том, что возведена в 1904 году на собственные средства почётного гражданина Никанора Максимовича Винникова.[4] Он торговал в хуторах 1-го Донского округа шерстью и кожевенным товаром, открыл на реке Сал шерстомойку, получил звание купца 1-й гильдии, был почётным блюстителем в приходской Моисеевской школе.   

Приписаны садковцы были к Дубовскому медицинскому участку, в хуторе Дубовском находилась квартира врача, приёмный покой на пять коек.

Станица Баклановская переместилась в 1906 году с правого берега Дона на левый, соответственно несколько хуторов, в том числе Садки, из юрта станицы Филипповской были отнесены к землям новой станицы. Хуторской атаман по численности населения не полагался, окружное Правление представлял приказный, он следил за порядком, представлял списки казаков, призываемых на службу. Перед грозовыми событиями, в 1915 году, хутор насчитывал 117 чел.

Запрос на участки был большой, но хуторское общество не всех соглашалось селить. Так Михаил Попов стремился попасть в Садки, но его никак не принимали хуторяне. Когда он женился на казачке Егоровой — тогда и землю дали.

Гражданин станицы Баклановской Тимофей Александрович Литвищенков на русско-японской войне был удостоен Знака Отличия Военного ордена Св. Георгия. Ему на землях хутора Садки выдали участок в размере 10 десятин, обрабатывал землю машинами, выписанными из-за границы. Талантливый земледелец пользовался   уважением   не  только   как   умный  хозяин,  но  и  как стихотворец.[5]  В канун 105-летия рождения Я. П. Бакланова, в 1913 году, в станице Баклановской был открыт памятник донскому герою. Т. А. Литвищенков прочитал стихотворение, посвящённое прославленному атаману.[6]

Казак Н. А. Копанев в начале XX века обратился в войсковое Правление с просьбой о выделении земельного паевого надела в юрте станицы Баклановской. Ему было предложено неудобье — часть земли у хутора Щеглова, где имелся заливной луг. Николай Андреевич согласился на небольшой участок, попросил выделить пахотную землю старшему сыну Михаилу — для обеспечения снаряжения на действительную службу. Просьба была удовлетворена, землю молодой казак получил вблизи хутора Садки, семья Михаила укоренилась в Садках, стали выращивать хлеб.

Старший Копанев остался в Щеглове, он приметил, что весенний заливной луг можно превратить в рыбно-производственное хозяйство, перегородив русло балки плотиной. Соорудили пропускную трубу, задвижку, укрепили берег. Весной, когда вода реки Ерик спала, образовался пруд. Николай поехал на Маныч, в бочках, на телегах привёз оттуда мальков леща, судака, запустил в пруд. Летом сын Михаил вырастил в Садках хлеб и лодками переправил его в Щеглов, этой подкормкой была выращена товарная рыба. Осенью воду спустили, забрали улов, часть рыбы оставили в пруду. Станция железной дороги Ремонтная была рядом, в семи верстах, отвозили поездами в Ростов вяленую, копчёную, солёную  рыбу. Там же продавали муку.

На этом предприимчивый казак не успокоился. Близ реки Куберле, на юртовых землях станицы Иловайской был основан за счёт Войсковой казны плодовый питомник. Казаку 55 вёрст — не круг, Николай поехал, закупил саженцы слив, поздних яблок и груш. Учитывая дефицит воды летом, поливал их водой из пруда, вырастил большой сад.

 

Сад Н. А. Копанева, х. Щеглов, 2007

                                          Фото предоставлено В. М. Копаневым

 

Поздней осенью хозяин и сыновья отвозили яблоки и груши в Ростов, где приобрели два магазина, в них реализовывали рыбу и фрукты. Невдалеке от этого места совхоз «Восход» в 70-е годы XX века разбил новый сад, получали тонны фруктовой продукции. Хорошая работа два века живёт.

Построили дом, амбары, имелись четыре коня, волы. На Салу соорудили мельницу. Держали овец, на зиму была работа женщинам — пряли, вязали носки и продавали в Ростове. В хозяйстве трудились работники.

       Предпринимательство завершилось в сентябре 1914 года, когда началась Первая мировая война. Старшего сына Михаила полностью экипировали для службы в Донском казачьем полку. Справа была непростым бременем для семьи, чтобы снарядить молодого казака «конно и оружно», приходилось нести большие материальные затраты. Надо было иметь при себе около 60 вещей, приобретённых за свой счёт в магазинах войскового комиссионера: 2–3 мундира, 2–3 шинели, 2–3 пары сапог, шашку и пику, а также строевого коня. Всё это составляло внушительную по тем временам сумму 250–300 рублей, два полных годовых дохода, в пересчёте — две пары быков, либо овец десятка четыре. Да строевого коня не абы какого, а чтобы полностью соответствовал требованиям жёстких инструкций и прошёл строгую комиссию по отбору.

       Дома у Михаила оставалась жена, которая через два месяца после ухода мужа на войну родила второго ребёнка, сына, тоже Михаила.

       Старожилами хутора Садки были казаки Поповы, их имелось несколько семей. В хуторе родился Василий Попов, в жёны взял казачку Аксинью из станицы Жуковской. Славилась Аксинья искусством вершить стога сена, снизу ей подавали охапки, складывала так, чтобы не было «верблюдов», то есть бугров сверху, в которые могла бы затекать вода от дождя. Особое умение необходимо для формирования углов копны, если скирдовщик был неумелый, то края заваливались на землю, приходилось всё начинать сначала. На уборку нанимали работников, но и тогда Аксинья не доверяла никому вершить стога, сама лезла наверх. С утра пораньше она готовила обед и шла в поле на сенозаготовку. С работниками расплачивалась, как обещала, хорошо кормила, хлеба давала, много вяленой рыбы. Василий Попов поставил удобный, просторный дом, с верхами, с балясинами.[7] Рядом с домом поставили флигель, его купили и привезли из хутора Крюкова.

      Судьбой было определено, что казачьи хутора Садки и Щеглов оказались в центре крестьянских поселений, вокруг были крестьянские хутора, приписанные к слободе Ильинке, — Барабанщиков, Павлинский, Верхний Жиров, Алексеевский. Если в XIX веке можно было ещё как-то контролировать ситуацию, то после реформы 1861 года, вследствие значительного увеличения иногороднего населения, крестьяне стали предъявлять свои права, в том числе — экономические. Они не могли мириться с тем, что казачья семья в Садках получала паи на 70–80 десятин земли, а на крестьянские участки приходилось 4–5.

 

[1] Список населённых мест по сведениям 1859 года, Санкт-Петербург, 1864. Т. 12. С. 43.

 [2] Болдырев В. Казаки и отхожий промысел. /  Гoлoc кaзaчеcтвa. 1914. № 46. С. 21.

[3] Статистическое описание земли донских  казаков, составленное  в 1822–1832 годах. Новочеркасск, 1891. С. 86.

      [4] Шевченко С. А. Сальские степи. Зимовники, 2013. С. 183.

[5] Щербакова  Е. В.  История  памятника  атаману  П. Я.  Бакланову, герою Дона и России. /  Сб. Двенадцатые Константиновские чтения им. А. Кошманова. 2019. Ростов н/Д: Донской издательский дом, 2020. С. 92.

[6] Мусатов А. П. Новые открытия старой фотографии. / Материалы 5-й историко-краеведческой конференции. Цимлянск, 2017.

[7] Балясины — открытая деревянная галерея вдоль лицевой стороны дома. Верхи — верхний этаж полутораэтажного дома.

Часть 2 - Казачий хутор Садки
Источник:
0
Комментарии читателей
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ваш клик по рекламе, помогает развитию сайта «Казачий Стан»