Победу с Дона принесли

В ночь с 20 на 21 сентября 1610 года в Москву вступили без единого выстрела передовые отряды польских войск, которыми командовал коронный гетман С. Жолкевский.

В столицу поляков пригласило обосно­вавшееся там боярское правительство. Еще в августе бояре заключили с Жолкевским договор о признании русским царем польского королевича Владислава. Свою просьбу о введении в Москву польских войск они обосно­вывали опасением вступления в город другого претендента на русский престол — Лжедмитрия II и его «черни».

Вскоре борьба с польскими захватчиками приняла всенародный характер. В марте 1611 года к Москве двинулись первые ополченцы, среди которых были и донские казаки, ведомые атаманом Ф. Межаковым. Однако их действия на пути к Москве оказались неслаженными и пассивными. В июле 1612 года к ним на подмогу подошло второе ополчение, созданное Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским. Наступил переломный момент в борьбе с иноземными оккупантами.

В августе у Новодевичьего монастыря состоялось сражение между русскими ополченцами и войсками польского гетмана Я. Ходкевича, пытавшегося деблокировать Москву.Положение русских усугублялось тем, что руководители первого и второго ополчений не сумели договориться о совместных действиях. Войска Ходкевича, переправившись через Москва-реку, напали на ратников второго ополчения и стали теснить их.

Отряды первого ополчения продолжали бездействовать на правой стороне реки. Никто не давал им команды выступать, и они были вынуждены со стороны наблюдать за тем, как вымуштрованные польские конники расправляются с необученными мужиками-ополченцами.

Но такое не потерпели донские казаки, входившие в первое ополчение. Их атаманы Ф. Межаков, М. Козлов, А. Коломна, Д. Романов заявили возглавлявшему бездействовавшие войска князю Д. Трубецкому: «От вашей ссоры Московскому государству и ратным людям пагуба становится!».

Затем атаманы вмиг подняли донских казаков и те обрушились на поляков. Интервенты дрогнули и отступили. Казаки отогнали их к Поклонной горе.Решающим в разгроме поляков явилось участие донских казаков и в сражении у церкви св. Климента, с которой они сорвали польский флаг.

Донцы выступили главной силой также в освобождении 22 октября важнейшего района Москвы Китай-города. А для освобождения Кремля понадобилось последнее усилие в его осаде, после чего интервенты окон­чательно капитулировали. Предпринятая затем попытка польского короля Сигизмунда вновь овладеть Москвой закончилась еще одним его поражением.В сражении у Волоколамска снова отличились донские казаки.

Они участвовали в преследовании войск Сигизмунда до самой границы Польского Королевства. Не случайно в то время большое хождение получила поговорка: «Пришли казаки с Дона — погнали ляхов к дому!» Освобождение Москвы и изгнание польских интервентов с русских земель — плод мужественных усилий множества ополченцев, наших безвестных предков. Выдающийся вклад донских казаков в осуществление этой освободительной миссии был предопределен объективными обстоятельствами: он проистекал прежде всего из их наиболее значительных боевых возможностей в сравнении с воинским потенциалом других русских ратников. П. Н. Краснов, говоря о казаках, справедливо подчеркивал, что «только они ОДНИ и были настоящим обученным, дисциплинированным, стойким поиском.

Остальные были… вооруженным народом«.Кстати; архимандрит Дионисий прислал донскому атаману Ф. Межакову богатую церковную утварь в качестве благодарности за вклад казаков в разгром интервентов. Но атаман вернул вещи Дионисию, пояснив, что казаки честно выполнили свой долг и не нуждаются в награде.

Данная ими клятва вернуться на Дон лишь после освобождения Москвы была исполнена.Весомым оказался голос донских казаков и при избрании нового русского царя на Земском соборе в январе — феврале 1613 года. Донской атаман Филат Межаков представил там казачью грамоту с обоснованием своего кандидата. Положив послание на стол, он накрыл его обнаженной шашкой. Тогда князь Пожарский спросил: «Какое это писание ты подал, атаман?». Межаков ответил: «О природном царе Михаиле Федоровиче». В итоге, казацкая грамота привела долго споривших до этого участников собора к единому мнению. Летописец сообщал: «Прочтеше писание атаманское бысть у всех согласен и единомыслен совет».

Царем был избран шестнадцатилетний Михаил Романов, доводившийся двоюродным племян­ником Федору Иоановичу — сыну Ивана Грозного.Освободительный порыв наших пращуров, отстоявших в начале XVII века независимость России, явился мощным источником патриотического вдохновения для народа в годину самых тяжких испытаний: в период наполеоновского нашествия и во время Великой Отечественной войны.

Примечательно, что в фокусе тех памятных событий оказалась Москва, являющаяся в течение последних восьми с половиной столетий эпицентром помыслов и надежд россиян. А.Н. Островский с полным основанием писал о ней: «Москва — патриотический центр государства, она недаром зовется сердцем России… через Москву вливается в Россию народная сила». События 1612 года явились убедительным свидетельством того, сколь надежно служит делу защиты Отечества могучий мускул этой силы -казачество.

В донском краю могут по праву гордиться, что рядом с именами легендарных защитников и спасителей России Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского навечно вписано в нашу историю и имя атамана Филата Межа-кова. Поклоняясь ратным свершениям предков, мы с признательностью вспоминаем о подвигах надежных сынов и верных стражей земли русской — донских казаков.