Прославился в Финляндии

На любой дореволюционной географической карте можно без труда убедиться, что Финляндия входила в состав Российской империи. Обстоя­тельства ее включения в империю сейчас известны немногим. Напомним: это произошло в результате русско-шведской войны 1808–1809 годов. Шведы еще в XII-XIV вв. сумели захватить Финляндию, которая до самого начала XIX века была в составе шведского королевства. Отказ Швеции выполнять условия Тильзитского мира привел к конфликту, обернувшемуся русско-шведской войной.

Еще менее известна в наше время та выдающаяся роль, которую сыграли донские казаки в ходе присоединения Финляндии к Рос­сии. Забылись и герои той войны. А ведь особенно прославился тогда леген­дарный донской полководец генерал Василий Васильевич Орлов-Денисов.

Именно его войска с боем заняли город Гельсингфорс (Хельсинки), ставший с 1812 года столицей Великого княжества Финляндского в составе России и являющийся ныне столицей Финляндской республики. Взятие этого города было воспринято современниками, как чудо молниеносного наступательного натиска.

Овладение Гельсингфорсом рассматривалось русским военным командованием в качестве стратегического по важности шага, позволявшего изолировать расположенную поблизости крепость Свеаборг — крупнейший опорный пункт шведских войск на побережье Финского залива. Выполнение задуманного плана было поручено Орлову-Денисову.

Его летучий отряд двинулся 18 февраля 1808 года по дороге из города Борго к Гель-сингфорсу. Подойдя к нему ночью, лейб-казаки и батальон егерей сумели, продвигаясь по льду Финского залива, перекрыть к рассвету дорогу связывавшую город с грозной крепостью. Русские войска уничтожили у стен города более ста шведских солдат, еще более ста взяли в плен, а остальных рассеяли. У противника было захвачено шесть орудий, ставших первыми трофеями, добытыми у шведов во время войны в Финляндии.

Атака на орудии была столь молниеносной что все они после захват оказались заряженными.
Стремительной стала и предпринятая затем операция отряда Орлова-Денисова по взятию самого Гельсинг¬форса. В городе были захва¬чены значительные трофеи. Овладение городом предо-пределило и падение Свеа-борга, который капитули-ровал в апреле 1808 года.
Полученные трофеи были поистине фантастическими: 110 военных судов, 2033 орудия, сотни тысяч снарядов, многочисленное снаряжение. Эта победа была торжественно отпразднована в Петербурге перед памятником Петру I.

Отряд Орлова-Денисова отличился в боях в окрестностях крупных населенных пунктов: Христианенштадт и Ваза. Блестяще осуществил генерал операцию и у местечка Лапфиерт, в ходе которой была разгромлена насту¬пательная группировка противника. Шведы панически бежали, оставив на месте 175 человек убитыми. У русских погиб один казачий офицер и 12 егерей. За эту победу Орлов-Денисов был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с алмазами.
Современники по справедливости считали донского генерала героем войны в Финляндии.

Ее историк отмечал: «Финляндская война была основанием громкой воинской славы командира лейб-казаков графа Орлова-Денисова». Портрет графа был помещен впоследствии в знаменитой галерее выдающихся российских военачальников в Зимнем дворце. В выпущенных специальным изданием биографиях военных деятелей, заслуживших такой чести, достойное место занимает описание ратных подвигов этого донского полководца. Особо выделены его заслуги во время войны в Финляндии. Читаем: «Он торжествовал над всеми препятствиями, поспевал везде; изумленные неприятели не верили своим глазам, видя его то перед Христианенштадтом, то у Вазы. Утром за сто верст от мятежного селения, ночью он был уже там. Финляндцы долго помнили воинственного витязя на рьяном коне, налетавшего молниею на противников».

Образ витязя на рьяном коне" был с честью пронесен генералом через многочисленные войны и сражения — на Бородинском поле и под Тарутиным, и Лейбцигской битве и в поверженном Париже, куда он вступал вместе с Александром I, возглавляя его охрану. Полководец был обласкан во время коронации Николаем I, сопровождал императора в Турецком походе.

Дон помнит своего героя. Прах полководца покоится в усыпальнице Новочеркасского Вознесенского собора — пантеоне донской воинской славы — вместе с прахом М.И. Платова, И.Е. Ефремова, Я.П. Бакланова.