Каждый клик по рекламе поддерживает проект «Казачий Стан»

Часть 7 - Казачий хутор Садки

Тип статьи:
Авторская

Старожилы помнят, как однажды спасали телёнка, проплывавшего мимо хутора на льдине, бросали ему сверху сено.

        Дом Ф. Попова стоял на крутом берегу, ледяные крыги сдвинули его с основания, но чудом вода не унесла. Как только земля просохла, Фёдор перетащил дом на другой край улицы, подальше от воды.

        Бывали и курьёзные случаи. Однажды вода покрыла улицы хутора так, что не пройти, а вечер впереди длинный… Пётр Попов, брат Гриня с жёнами и детьми отправились на баркасах в гости к Клевцовым, на другой конец хутора, чтобы поиграть в лото, пообщаться. Дети уснули первыми, взрослые, на них глядя, прикорнули тоже. Утром собрались домой, а баркасы лежат на боку — вода ушла. Пришлось канавками и балочками пробираться к дому, а лодки забирали, когда земля просохла.

        Хутор Садки ждали перемены. После войны произошло коренное трансформирование экономики страны. Урбанизация, а также концентрация аграрного производства выдвигали свои требования, зачастую фатальные для небольших населённых пунктов. Жители уходили в города, на работу в другие отрасли народного хозяйства. Многие покинули деревню в расчёте на лучшие условия жизни и стабильный заработок.

Массовое укрупнение колхозов стало объективной неизбежностью. Колхоз им. Кагановича не имел средств для развития, его скромные финансы умещались в железном ящике, хранящемся в правлении. Жизнь подсказывала идею укрупнения, что и было проведено в 1950 году, из 28 мелких хозяйств на территории Дубовского района было создано 11 больших колхозов.     

        В хуторе Щеглове образовали укрупнённый колхоз. Хозяйству потребовался дом для конторы, с этой целью Правление выкупило дом деда Василия Паршина, а внучка Александра с дочками перебралась жить в родительскую хату, к отцу и сестре. Когда объединили хозяйства (корова родителей и корова Шуры), вместе жить стало легче. После уезда Александры в село Дубовское, Зоя продолжила жить в дедушкином доме. Отсюда вышла она замуж за парня из Зимовников — Алексея Григорьевича Гриенко, приезжали погостить правнуки деда Ивана — Пётр и Михаил. Со временем подгнили венцы дома, пришли в негодность кое-какие доски, Александр Ивановна наняла мастеров, перебрали весь дом, заменив испорченные половицы и переделав жилище на флигель из трёх комнат, с традиционной для тех лет планировкой.

 Из колхоза им. Кагановича образовался мясосовхоз «Барабанщиков», который в 1966 году был преобразован в совхоз «Восход». Заново выстроили всю производственную и социальную инфраструктуру: мастерская, гараж, нефтебаза, склады, школа, почта, медпункт, Дом культуры, баня, детский сад, магазины. В хуторе Верхнежировском организовали отделение совхоза, работала мастерская по ремонту техники, зерноток. Этот хутор уцелел, а Садки, Павлинский, Алексеевский, где не было ферм, были обречены на угасание.

       Когда образовался новый совхоз, работы в Садках не стало. Добираться до птицефермы, на другие производственные участки в Щеглов, в Верхнежировский приходилось за 2–3 километра. Ученикам далеко было ходить в 5–10 классы Барабанщиковской средней школы, особенно в зимнее время. Жители хутора долго не хотели уезжать, но всё равно пришлось покидать насиженные места. Многие получили бесплатное жильё на центральной усадьбе — в Щеглове, другие переехали в Ростов, Волгоград, Волгодонск, в село Дубовское.          

       Семье доярки В. Г. Казьминой директор совхоза П. В. Мудрый предлагал квартиру в двухквартирном доме — отказались, сами построили новый дом на берегу Ерика, здесь и усадьбы были площадью просторнее, и река близко.[1] Совхоз помог строительными материалами. Паршиным тоже предлагали бесплатную совхозную квартиру, но терять свой кров не хотелось, транспортировали флигель в Щеглов, поставили на крайней улице, поближе к Ерику, он стоит и по сей день. Здесь закончила свой жизненный путь Александра Ивановна Паршина (Попова), в возрасте 93 лет. А дом продолжает исправно служить правнукам деда Ивана.

       К концу 1960-х – началу 70-х годов в хуторе Садки остались жить три семьи: Василия Ивановича Болдырева, Раисы Никифоровны Поляковой и Анны Михайловны Клевцовой. Болдыревы уехали в Верхний Жиров, Клевцовы в Щеглов.

С уездом населения в 1975 году хутор исключили из учётных административных данных.[2]

Долго держался Барабанщиков, но постепенно и этот, самый старинный хутор на территории Дубовского района, ушёл в небытие.   

Из садковцев на начало века XXI-го осталась на родных землях только Валентина Григорьевна Казьмина, проживает в хуторе Щеглове. Она любит рассказывать внукам о когда-то цветущем родном хуторе Садки.

Земляки помнят имена заслуженных тружеников родного хутора.

Вячеслав Николаевич Попов окончил Донской сельхозинститут, работал зоотехником фермы совхоза «Восход», главным зоотехником, секретарём парткома, долгое время возглавляет СПК колхоз «Восход» — одно из лучших хозяйств Дубовского района. Опытному руководителю присвоили высокое звание Заслуженный работник сельского хозяйства РФ.

Алексей Алексеевич Ильченко работал в совхозе «Восход», после армии — водитель ТП СХТ. В 1986 году на ликвидации аварии на ЧАЭС старшина роты, проводил дезактивацию станции. Возглавлял районную организацию «Союз–Чернобыль», награждён медалью «За спасение погибавших».

Казак Никифор Попов от вступления в колхоз отказывался долго: «В колхоз не пойду, у меня шестеро детей, как их там прокормлю на трудодни?» Раскулачили  и  выслали  в  начале 1930-х годов в Пролетарский район. После высылки вернулся, но прожил недолго, через год умер. Его дочь Прасковья Никифоровна вышла замуж за казака А. Казинцева, это дед и бабушка врача Центральной районной больницы Виталия Николаевича Казинцева. Выходец из хутора Садки — опытный, знающий своё дело хирург, многие жители района ему благодарны за самоотверженную работу по сохранению и спасению их жизней.

В начале XXI века от хутора остались только развалины и фундаменты домов, да выделяются межевые валы. Блестит базальтовыми прожилками, светится на солнце рубчатыми гранями молотильный камень-каток. На берегу Сала раскинула крону одинокая оставшаяся груша.

Роща тополей на окраине х. Садки, 2019

При въезде в бывший хутор стоят пока ещё невысохшие роскошные тополя, они о чём-то шелестят листьями, может быть, о прошлом славного казачьего хутора с красивым названием Садки.

 

[1] Респондент В. Г. Казьмина, 1932 г. р., записано в х. Щеглове в апреле 2019 г. Интервьюер В. А. Дронов.

[2] Административно-территориальное деление Ростовской области: (1971–1993): Справочник. Ростов-на-Дону, 1999. С. 220.

Часть 7 - Казачий хутор Садки
Источник:
0
Комментарии читателей
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ваш клик по рекламе, помогает развитию сайта «Казачий Стан»