Каждый клик по рекламе поддерживает проект «Казачий Стан»

Часть 5 - Казачий хутор Садки

Тип статьи:
Авторская

Колхоз давал телегу, на которую грузили декорации и костюмы, сделанные собственными руками. Садковские самодеятельные артисты выезжали с постановками в Верхний Жиров, в Щеглов.

На летний период организовывали детские площадки, куда определяли детей под присмотр учителей.[1]

Председателем колхоза был Ефрем Иванович Попов, затем он работал в Дубовском райисполкоме. Его дом был перевезён из хутора Садки в село Дубовское, и сейчас стоит на улице Садовой.

    Дом Е. И. Попова, перевезённый из х. Садки в с. Дубовское, 2020

 

Начальник был строгий, когда узнал, что в семье Поповых есть судимые, определил усиленный налог — сдавать яйца, масло и другие продукты.

Грянула Великая Отечественная война, 16 уроженцев и жителей хутора не вернулись с фронта.[2] Гвардии казак А. П. Кривобоков убит в Краснодарском крае, красноармеец И. М. Лукьянов умер от ран в плену в Таганроге, телефонист Г. В. Медведев погиб в Калужской области, телефонист Л. А. Попов упокоился на Смоленщине, стрелок Ф. П. Таможников погиб, обороняя Ленинград. В 1941 году формировался 1135-й кавалерийский полк, в том числе из жителей Дубовского района. Почти весь он остался лежать в окопах Миус-фронта, в том числе был убит призванный из хутора Садки телефонист Ф. Н. Попов.

Семья Паршиных прошла все невзгоды и трудности становления новой жизни. Началась война. Семёна как члена ВКП(б) призвали первым, не дав времени попрощаться с родителями. И Михаил как партийный ушёл на фронт в первых рядах.

На фронте однажды случилось так, что полк Михаила Паршина и полк Сергея Попова оказались по соседству. Они встретились, договорились, если кто жив останется, то родным в случае чего скажет… Внезапно объявили воздушную тревогу. Сергей успел добежать до своего лесочка, а в танк М. И. Паршина прямиком попала бомба. После налёта подразделение С. Н. Попова отправили убирать это место, но тел не нашли — всё кусками было разбросано на десятки метров вокруг.

На обоих сынов похоронки пришли рано, когда ещё немцев не было в хуторе. Бабушка Маня — крепкая, немаленькая женщина, загоревала, сразу стала как будто меньше ростом. Уйдет, бывало, в сад, причитает, плачет, голосит до тех пор, пока муж не найдёт её. У самого сердце от горя разрывается, берёт под руку, успокаивает, ведёт в дом. Так потихоньку стали они сдавать. Видя это, дочь Маша вместе с сыном Петей перешла жить к ним, чтобы помогать по хозяйству, муж её был на фронте.    

       Когда советские войска погнали немцев в обратный путь, шли сильные бои за Сальский и Барабанщиковский мосты. Налетела авиация, стали бомбить позиции немцев, засевших в обороне, полетели осколки — кому в курень, кому в сарай. Паршиным осколок залетел в окно и воткнулся в грубу печи. Бабушка Маня отдыхала в это время на лежанке перед печкой, если бы осколок прошёл на несколько сантиметров ниже, то убил бы её. Казачка ничуть не напугалась, только с сожалением говорила: «Что он не попал в меня, уж убил сразу… » На фоне горестных переживаний за погибших сыновей у неё развилась тяжёлая болезнь. После смерти жены дедушка Иван прожил около трёх лет и умер.

Мария, младшая дочка И. Р. Паршина, с детства славилась способностями к рукоделию, шила сорочки, платья семье, хуторянам, да ещё из села Дубовского заказы поступали. Вышла замуж за Александра Петровича Жеребятьева, семейное счастье было недолгим, стрелок 4-й гвардейской стрелковой дивизии пропал без вести в 1943 году.

Копия выписки из Списка безвозвратных потерь:

       «Жеребятьев Иван Петрович, стрелок, рядовой, кандидат в члены ВКП(б), уроженец х. Садки Дубовского р-на. Призван Зимовниковским РВК, пропал без вести. Жена Жеребятьева Мария Ивановна, проживает в х. Садки Барабанщиковского с/с».[3]

       Его брат Иван Петрович также воевал до Победы. После войны женился на своей школьной любви, красавице-казачке Соне из хутора Русско-Садовского. Она тоже прошла всю войну, демобилизовалась в звании лейтенанта медицинской службы, родила сына Владимира. Но счастье было недолгим — в зимнюю стужу простудилась и умерла. Вторая жена Зоя, уроженка хутора Ериковского, подарила Ивану троих сыновей и дочь Аню. Иван Петрович был назначен управляющим Дубовским районным государственным банком, где и работал длительное время. Жена стала известной на весь район закройщицей и «модисткой», как говорили в те времена.                    

Одна из семьи Поповых — Клавдия Васильевна вышла замуж за тракториста колхоза им. Кагановича, земляка своего, Петра Чувильдеева. Вскоре пришло извещение с фронта, что их отец, красноармеец Чувильдеев, погиб, защищая Родину.

Михаил Попов, брат Петра Васильевича, окончил железнодорожный техникум, направили начальником железнодорожного вокзала в Баку. Он неотлучно находился на вокзале. Когда в очередной раз отправлял эшелон с ранеными, налетели немецкие самолёты, начальник вокзала погиб на своём служебном посту.

Александра Васильевна Попова вышла замуж за своего, садковского, по фамилии Егоров. Родила сына, на войну ушли и отец Михаил, и сын Семён. Похоронки пришли одновременно. Второй сын, мальчонка 10 лет, в 1942 году, во время оккупации, где-то достал гранату и на ней подорвался. Немецкий врач сказал, что мальчик безнадёжен. Осталась у Александры одна дочь Валя. После этих трагедий Александра прожила недолго, вскоре умерла.

Хутору Садки пришлось пережить и отступление советских войск, и оккупацию, и долгожданное освобождение. В июле 1942 года немцы и румыны от станицы Цымлянской вдоль правого берега реки Сал силами 4-го танкового корпуса и 4-й румынской армии вели наступление на Дубовское с целью перерезать коммуникации Сталинграда и выйти к городу с юга. В эту полосу попал и хутор Садки. 51-я армия РККА не сдержала наступление гитлеровцев.

Карта боевых действий, июль-август 1942

Полгода в Садках хозяйничали немцы. Зима выдалась холодной, они разбирали крестьянские постройки и отапливали печи. Дом Копаневых гитлеровцы повредили, а сад не тронули, сберегли, не порубили на дрова. Надеялись: «Это будет наша земля».

       У девятилетней девочки Зои Поповой были волнистые косы, нос горбинкой, один из немцев принял её за еврейку, хотел застрелить. Однако офицер, бывший на постое у Поповых, приказал опустить оружие. Потом он показывал фотокарточку своей дочери. После этих случаев дети вели себя осторожно, старались из дома лишний раз не высовываться.

       В те времена не было в Задонье больших лесов, вырастали по балкам только ивняк да тёрен. Поэтому жители берегли каждую веточку, печь топили только во время приготовления пищи, а по праздникам топили кизеками, кураём.[4] Зоя Попова вспоминала, что когда просыпались утром, тряпка для посуды оказывалась примёрзшей к столу. Когда дров не хватало, дед Иван запрягал быка, а в войну приходилось запрягать и корову, ехал на балку Савинкина, что по направлению к станице Жуковской, привозил оттуда сухостой.

Расплата пришла в конце декабря 1942 года. Силами 23-й танковой дивизии правобережье Сала было освобождено от захватчиков.

Садковские казаки воевали отважно и достойно, сказались многовековые боевые традиции.

Командир огневого взвода артиллерийского полка Александр Николаевич Копанев на фронте с первых месяцев войны. Был ранен, награждён медалью «За отвагу», затем — орденом Великой Отечественной войны 2 степени. Отличился в бою под деревней Крула Белостокской области (Белоруссия). Командир полка написал в наградном листе: «В наступательном бою уверенно и мужественно вёл огонь прямой наводкой с открытой огневой позиции». Лоб в лоб, кто кого — так можно описать эти действия. В результате уничтожено 11 пулемётных точек противника, две пушки, более 40 немцев осталось на поле боя. Самый значительный результат огневой атаки — уничтожена тяжёлая  боевая машина «Фердинанд», вооружённая 88-мм пушкой, это самая мощная бронированная машина немецкой бронетехники того периода.

 

[1] Респондент В. Г. Казьмина, 1932 г. р., записано в х. Щеглове в апреле 2019 г. Интервьюер В. А. Дронов.

[2] Помните  нас поимённо.  Книга  Памяти  Дубовского  района Ростовской  области. / Сост. Терехов  А. В. Шмыгаль И. А.  Ростов-н/Д.: Альтаир,  2015.

[3] ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18001. Д. 1079

[4] Кизек,  кизяктопливо  из  сухого  навоза,  курай — колючка,  верблюжья трава, перекати-поле.

Часть 5 - Казачий хутор Садки
Источник:
0
Комментарии читателей
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ваш клик по рекламе, помогает развитию сайта «Казачий Стан»