Савва Грешный - сказка

Умирал от болести в сваей землянке атаман Савва Грешный. Жестокая хворь савсем измучила яво. Пришед в сябя, шаптал малитвы, и снова праваливался в забытьё.

Ачнулси, и вдруг видить: пяред ним нагайский хан, расплылся в улыбке.

— Не ажидал, казак-сабака? Прискакал я паглядеть, как тябя, гяур, шай­тан заберёть в преисподнюю. Хачу сам сваими глазами видеть, штобы исчез­ла из маей памяти вместе с табой та страшная ночь, кагда ты, сабака, каче- вье наше разарил. Атца мово срубил. Матку ссильничал и брюхо распорол. Сеструшек в ясырь пабрал. Братьев малых в воду пометал. Весь род извёл. Адин я, малец, ахлюпью, на кане ушел.

Та ночь для мяня всё не проходить. Как закрываю глаза, вижу матку сваю в крави, пажар. Снова и снова.

Многа я поход хадил, многа кафир резал. Лишь тваю станицу наши сакмы абхадили староной. Такой страх был у мой джигит ат аднаво тваво имяни. И вот, хвала Милостивому, услышал я, што помираешь ты, гяур. Казаки тваи ушли кызылбашские бярега шарпать. А с табой толькя чюр адин асталси. Не аднаво коня я загнал...

Буду глядеть, как ты умирать будешь. Долго умирать будишь, долга гля­деть буду.

Савва прокашлялся и захрипел:

— Хочешь знать, хан, атчево нам, казакам, такая честь? Што жарят нас ляхи в медных быках в Варшаве, в Маскве баяре колесують, в Царьграде янычары на кол сажають. Аттаво, што нигде казаки пащады не просютьІІІ

И тут свистнул кистень, который прятал Савва под рукой и пробил висок неосторожно приблизившемуся хану.

Вытащили нагаи казака и зачали с яво кожу сдирать. И закричал Савва:

— Спаси Господи за то, што прастил мяняІІ!
Источник:
Прислал казак Кошель