Упразднение Азовского войска

Как мы уже сказали вначале, Азовское войско ни по своей малочисленности, ни по своему местоположению вдали от границ не соответствовало прочим казачьим войскам. Поэтому мысль о переселении войска господствовала как среди коренных запорожцев-азовцев, так и в правительственных кругах.

Еще император Николай I в 1837 году высказал пожелание переселить Азовцев на Черноморское побережье, уступленное Турцией после войны. Переселение это не состоялось.

В 1843 году вопрос о переселении Азовцев на Кавказ снова был поднят военным министром Кн. Чернышевым, но так как не все Азовцы согласились на это, то Государь, не желая их раздробления, не изъявил своего согласия на частичное переселение.

По окончании крымской войны военным министром и главнокомандующим кавказской армией кн. Барятинским вновь обсуждался вопрос о переселении азовцев на Кавказ; обсуждение вопроса затянулось до назначения на Кавказ графа Евдокимова, который заявил, что к переселению Азовских казаков, приобревших характер морского населения, можно приступить только тогда, когда будет закончено замирение Черноморского побережья, и они с пользой для дела могут быть водворены на этом побережье.

С этим согласился кн. Барятинский и просил военного министра доложить Государю Императору. Император Александр II, согласившись с этим представлением, повелел чтобы переселение Азовского казачьего войска на Кавказ было приведено в исполнение когда это будет признано удобным по военным обстоятельствам Кавказского края, и чтобы переселение это производилось с надлежащей постепенностью не всего войска вдруг, а в продолжении нескольких лет вызовом охотников и назначением по жребию. Эта Высочайшая волы была объявлена 28 Мая 1861 года.

Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор гр. Строганов, в ведении которого находилось Азовское войско, подал отдельное мнение, в котором советовал совсем не переселять на Кавказ азовских казаков, а обратить их в гражданское ведомство, предоставив переселение одним только охотникам.

Он доказывал, что азовское войско в своей главной массе совсем не имеет казачьего элемента, так как старые запорожцы, вышедшие из Турции или перемерли, или же в настоящее время глубокие старики; молодежь же и причисленные к казачеству станицы – Петровская. Новоспасовская и Стародубовская не имеют в себе никаких элементов казачества, склонны к мирной жизни земледельцев и совсем не желают переселяться.

Мнение гр. Строганова не было принято во внимание, и военное министерство предписало начать с 1862 года переселение Азовских казаков на Кавказ.

На первый год было назначено к переселению 210 семейств. Первые переселенцы в числе 206 семейств прибыли весной 1862 года морем к станице Константиновской, теперь г. Новороссийск; но здесь их встретило разочарование, — по распоряжению гр. Евдокимова их расселили не в выбранные депутатами места и не всех вместе, а вперемежку с другими поселенцами.

Известие это дошло до остальных казаков и вызвало среди них неудовольствие и брожение. Боясь навлечь на себя неудовольствие Государя за неудовлетворительное устройство Азовцев, гр. Евдокимов просил военного министра разрешения, чтобы от Азовцев была послана депутация для осмотра тех мест, на которых он полагал водворить Азовцев.

Возвратившаяся с Кавказ депутация нашла земли на рр. Аушеце, Иля и Хабля. На эти, выбранные депутатами, земли общества станиц Покровской и Никольской, заселенных преимущественно запорожцами, изъявили согласие переселиться, причем просили позволения взять с собой все заслуженные ими знамена, церковные вещи, колокола и следуемые им станичные суммы.

В 1863 году вышла вторая партия в 504 семейства и третья в 154 семейства, — со своими войсковыми регалиями, церковными принадлежностями и со своим священником, рассчитывая на поселение их всех вместе. Но по прибытию их ожидало разочарование. Несмотря на их протесты и сопротивление, гр. Евдокимов давал распоряжения расселять их в разных местах, вперемежку с переселенцами из других мест.

Азовцы, ставши лагерем около Анапы, не хотели разбиваться на части и требовали, чтобы их поселили в одном месте. Дело дошло до открытого сопротивления, и были вызваны регулярные войска. Азовцы выставили вперед женщин и детей.

Начальство не решилось употребить в действие оружие и сопротивление в конце концов было сломлено без кровопролития, — Азовцы были расселены по четырем станицам: Абинской, Хабльской, Грузинской и Ильинской.

Понятно такое положение вещей не могло не волновать остальных азовцев, которые должны были выселяться по жребию. Пока переселенцы выходили из станиц Никольской и Покровской, заселенных запорожцами, дело обходилось без особых волнений; но когда очередь переселения дошла до станиц Петровской, Стародубовской и особенно Новоспасовской, эти последние заволновались.

Не выказывая явного сопротивления, они подали прошение Наказному атаману Решетилову о дозволении им ходатайствовать у Государя Императора милости остаться на месте. Решетилов отказал и строго запретил вперед возобновления ходатайства где-бы то ни было.

Тогда общества станиц Петровской и Новоспасовской тайно послали в Петербург «депутатов для ходатайства об оставлении их от переселения на Кавказ». Из Петербурга через Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора прошение их было переслано Решетилову, и от генерал-губернатора был командирован Штаб-офицер для выяснения на месте причин брожения.

Для производства следствия была учреждена военно-судная комиссия, коей признаны виновными четыре казака Новоспасовской станицы, бывшие депутатами; они были сосланы в Сибирь на поселение.

На остальных это произвело удручающее впечатление, и они не переставали ходатайствовать о возвращении из ссылки их депутатов (Когда, перед упразднением Азовского войска, принудительное переселение было отменено, они снова возобновили ходатайство через чиновника особых поручений при Новороссийском ген.-губернаторе Коцебу, полковника князя Дадешкилиани, который по делам размежевания азовских земель был в станице Новоспасовской.

К нему обратилось с просьбой все общество. Действительно в скорости были возвращены из Сибири трое казаков. Четвертый умер на поселении).

Ознакомившись с положением дела, Новороссийский ген.-губернатор Коцебу энергично ходатайствовал в военном министерстве о прекращении переселения азовцев на Кавказ и об обращении Азовского войска в гражданское ведомство.

Кроме того жалобы азовцев на насильственное разделение их при поселении дошли до Государя. Согласно Высочайшему повелению переселенные в 1864 году на Кавказ Азовцы в количестве 339 семейств образовали целые станицы: Северскую, Азовскую, Дербентскую и Папойскую.

Вместе с тем было составлено положение о совершенном упразднении Азовского Казачьего войска, получившее Высочайшее утверждение 11 Октября 1865 года. С обращением жителей его в гражданское состояние.

После объявления положения об упразднении войска, в станице Покровской остались непереселившимися 23 семейства из бывших запорожцев; эти последние не пожелали переходить в податное состояние и с Высочайшего соизволения отправились на Кубань весной 1866 года. Это были последние переселенцы, и Азовское Казачье войско прекратило свое самостоятельно существование.

Частью слившись с Кубанским казачьим войском, частью перейдя в гражданское ведомство, и в настоящее время не осталось в этих бывших казачьих станицах почти никаких следов их бывшего казачества.

В некоторых отдельных семьях произошло разделение согласно личным наклонностям; например, в семье пишущего эти строки дядя, родной брат отца, был офицер с боевыми наклонностями, и он со всей семьей переселился на Кавказ, где и умер при исполнении обязанностей воина; отец же мой исполнял в войске более гражданские обязанности, был судебным следователем, и поэтому он на Кавказ не пожелал переселяться.