Как казак Смерть принимал

Прикрывал хаперскай казак Иван отступ братишечков сваих. Бусурмене так и лезут под пули: «Башка резат будим», — кричат. А казак знай посмеиваиться, да в их из автомата пуляит.

Казаки они ить страху не ведають. Вдруг хто-то яво за плечо трогаить, глядь, а енто Смерть с косой. Смерть яму и гутарит: «Ну, што казачок, повоявал, таперь, пора и со мной собираться», а казак в ответ: «Накося, выкуси, бабушка, братишечки мои ишшо недалече ушли, я покуда повоюю» «Так, видь пули, то у тябя касатик, вышли все», — яму смертушка ласково так прошептала. Казак за автомат, а он и взаправду боле не стреляит.

«Ето ничево, бабушка, у мяня вот ишшо шашка имеется, я лозу знаишь как сяку, а сломаиться родимая моя, я и зубами бусурмен грызть буду, а братишечков сваих выручу», — казак автомат бросил и шашку выхватил, бросился на врагов, на двое их разваливаит.

Вдруг, оружье свое выронил, за брюхо обеими руками схватился, из пулемета туды гастинец получил.

« Ну, таперь все, болезнай мой, боле ждать тябя недосуг, пошли радимай», — Смерть уже яво за руку схватила.

«А ты, бабуня, зачем с собой помощщи, набрала, боишси, одна с казаком не управишься? — засмеялся казак, — глянькось, у тябя за спиной сколь дармоедов ошиваються».

Смерть и оглянись взад, тут яе казак по кумполу кулаком пудовым как приложил, ажник у бабушки звездачки из глазьев брыжнули. Покуда Смерть расчухивалась, казак у ней косу и выхватил, и давай, как на покосе, в роднай станице Ярыженскай, бусурмен, налево и направо валить. Всех упокоил. Умаялся, а тут и Смерть в сознание пришла, гутарит: «Ну, казачок, побаловал и будя».

«Ну, будя, так будя, братишечков я сваих выручил, таперь и мне сбиратся пора. А куды ж ты мяня, бабушка, на постой оприделять будишь?»,- спрашиваит казак.
«Как, куды, хто за веру али за братишков сваих сгиб, завсегда на Небеса, в постой определяються, да рази ты не знал?», — удивляется Смерть.

« А сотник наш, Данилов, што ранетый, гранатой сябя с бусурменами взорвал, тож там? », — допытываится станишник.

« Иде же, яму ишшо быть? А тябе про что?», — нетерпится Смерти.

«Как про што? Настоящщий казак сваих в бяде не бросаит. Ну, таперь, братишек выручил, значит и можно двигать, все равно водку мяне уже не пить, ишь брюхо все издырявили, не задержится, пошли бабушка, али ты мяне разрешишь на конике сваем до Небес добяжать? Ишь коник у тябя дивнай. Ты жа знаишь, как казаки, лошадков любят, разряши посидеть, хоть напослед», — просит казак.

« Ну, ладноть, разжалобил, ты мяня, служивай, посиди», — смилостивилась Смерть. А казаку толькя того и надо было, он на лошадь запрыгнул, свистнул- гикнул, нагайкой, лошадку костлявую перетянул, и поскакал односумов сваих догонять.

Источник:
Автор: ФИРЮЛИН АНДРЕЙ, донской казак ст. Ярыженской. Источник: Газета «Казачий взгляд».