Родное

Есть на свете такой уголок,

Что в степной глухомани затерян,
Где туман, как пуховый платок,
А сады — перламутровый терем.

Тут в реке полновесны лини,
А вечерняя даль краснопольна:
От сверкающей, яркой стерни
И восторженно глазу и больно.

В неудачах, в сердечную сушь,
Клеветой или злобой остужен,
Я спешу в эту дивную глушь,
Как паломник, спасающий душу.

Тут не спросят с тебя за стихи
И за то, что отчаялся малость,
Застарелые снимут грехи,
Заврачуют любую усталость.

И, волнуя раздольностью строк,
Хлынут в песню и солнце, и ветер.
Как я рад, что такой уголок
Для меня существует на свете.