Воспоминанье перед расстрелом

Своё мы, сотник, отгуляли —

Нас расстреляют поутру.
А помнишь, как джигитовали
На императорском смотру?!

Прошло четыре с лишним года,
А мне всё кажется — вчера:
Сам государь нам руку подал,
Вручив часы из серебра...

Срывались первые снежинки
В том милом сердцу ноябре,
Когда выплясывав лезгинку,
Скакал ты чёртом на коне.

Каурый твой, а мой буланый
Неслись быстрее всяких стрел.
Плевали мы тогда на раны:
Ведь государь на нас смотрел!

Великий князь, слезу роняя,
В ладони бил и ус кусал.
Своею удалью проняли
Мы царско-сельских лейб-гусар.

Немой восторг и удивленье:
Такое виделось впервой.
Лишь улыбался в те мгновенья
Его Величества Конвой.

Трепало алые черкески
На разухабистом ветру.
Джигитовали славно терцы
На императорском смотру.

Учились с детства, там, на воле,
Средь гор, долин, где нет дорог...
Был батя мною бы доволен,
Когда б в Японскую не лёг.

Конвойной службою гордились,
В делах, бывая, не простых.
И на черкесках серебрились
Казачьей доблестью кресты.

Тогда ты не был «полным бантом»
И мой ещё не пробил час...
Ах, это время аксельбантов!
Как далеко оно от нас.

Да, было время!.. Эполеты,
Преображенцев строгий шик,
Кавалергардские колеты
И частокол уланских пик.

Шеренги рослых гренадеров,
Задор и молодость пажей...
Иные вышли в кавалеры,
А кто убит давно уже.

Пестрели яркие мундиры,
Кипел своей отвагой всяк,
Рядами мчались кирасиры
И батарейцы на рысях.

Листва кружилась в вихре танца,
Её дарил всем Летний сад.
Неслись намётом атаманцы,
В галоп пошёл полк лейб-гусар,

На серых — смелых в сече бранной.
Плац поля Марсова дрожал.
От ярко-красных доломанов
Горел невиданный пожар!

Конногвардейцы и драгуны,
Донцов чубатых грозный строй:
Одни седы, другие юны.
Ну, и конечно, наш Конвой,

Который первым быть достоин.
Скажи, ну, кто в нём был не хват?!
В бою десятка каждый стоил,
Бог не создал для нас преград!

Блистая золотом погонным,
Гремела летопись полков.
Поротно и поэскадронно
Под мелодичный звон подков.

Звучали полковые марши,
Знамён торжественный проход...
Тогда представить было страшно,
Что брат на брата в бой пойдёт.

Что запылают Терек с Доном,
И в рубке яростной, сплеча,
Сойдутся насмерть эскадроны
Из тех лихих однополчан.

Ещё не знали белых, красных.
Присяга, вера, государь...
Всё было просто, было ясно —
Служить Руси, как деды встарь!

Где сладость той былой бравады?
Уже не встать на стременах...
Какие славные парады,
Какие были времена!..

А нынче ждёт нас пуля вражья.
Да, полно, сотник, не робей!
Не смогут расстрелять нас дважды.
Ведь мы ж казачьих, брат, кровей!

Что смерть за Родину святую?!
Когда Господь возьмёт к себе,
На небесах поджигитуем,
Как в том далёком ноябре...


Автор стихотворения Игорь Шептухин, гребенской казак