Легенды о Хопёрских кладах - «Клад Кузьмы Скоробогатова»

Одна из многочисленных загадок Шакинской дубравы, связана с именем Кузьмы Скоробогатова — предводителя разбойничьей ватаги, которая пришла в наши места из тамбовских лесов после подавления восстания Кондрата Булавина, и зверского уничтожения казачьих городков по Хопру и Верхнему Дону.

После изгнания казаков некому, как оказалось, охранять сухопутные и речные торговые пути. Воспользовавшись этим, на Дон и Хопёр, потянулись разбойничьи ватажки из центральных российских губерний. Во главе одной из таких ватажек пришёл Кузьма Скоробогатый.

Прозвище своё он получил за свою присказку, которой он обращался к желающим присоединиться к его шайке: «Ступай за мной, скоро богатый будешь!». Несколько лет досаждала Кузькина шайка купеческим и царским торговым караванам, много добра награбили разбойнички, не брезговали даже продавать в турецкое рабство полонённых ими христиан.

Часть добычи Кузьма делил между разбойничками, но большую часть прятал в потаённых местах, о которых знали только самые верные его сотоварищи. Видя что торговля несёт большие убытки, Петр I разрешил вернуться казакам на прежние места, при условии что будут они нести службу «остро на ухо» (отсюда хутор Остроухов).

Как только вдоль торговых путей появились казачьи разъезды, дела у разбойников пошли всё хуже и хуже. А вскоре кумылжане хитростью заманили разбойников в засаду.

После скоротечной рубки, только малая часть разбойников сумела вырваться из «вентеря» и спастись бегством. Тяжёлую рану получил Кузьма Скоробогатый.
Выжившие разбойники предъявили Кузьме ультиматум: «Ты ранен, старые сотоварищи твои перебиты. Что если помрёшь? Открой тайну общего клада новым выборным по-хорошему, или заставим под пыткой».

Неизвестно почему, но Кузьма открыть тайну отказался, и тогда началась междоусобица: часть разбойничков вступилась за раненого Кузьму, но большинство стояло на своём. В завязавшейся потасовке Кузьму случайно добили, так и не дознавшись от него о потаённых местах.

Наконец сговорились разойтись и про клад забыть. Часть разбойников, сдержав слово, ушла на Волгу, но кое — кто схитрил и вскоре вернувшись, попытались отыскать сокровища, но безуспешно. Долгое время лес, в котором прятались разбойники, называли Шайкинской дубравой, а хутор на её опушке Шайкинским — но потом кому-то из начальства показалось это неблагозвучным и неблагонадёжным, и краткое «Й» приказали убрать.

Но остались Кузькин бугор, Скоробогатова балка, и пословица о несговорчивых, скандальных людях говорят: «Ругаются, как шайкинские собаки!».