форум казачий стан
  Добавить в избранное    онлайн радио
Вам нужно авторизоваться. Забыли пароль? Регистрация
Март пт. 24 2017 г. в 22:59
КАЗАЧИЙ РАЗГОВОРНИК
КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
10 Топ видео
Календарь




rss2.0

Социальная сеть казачества Мы казаки!

Казачий форум
Модераторы: Ас

Ответов: 242       Страницы: 1 «2» «3» «4» «5» «6» «7» «8» «9» «10» «11» «12» «13»
Автор Сообщение
Сергей Кривошеев
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва

Моя литературная страница

Уважаемые казаки и гости сайта «Казачий стан»! Имея некоторый опыт в написании произведений политической направленности, я решил попробовать себя в прозе о житейских историях. Некоторые произведения написаны на основе автобиографических материалов: «Предсказание», «Забор, или как лауреаты государственных премий России писали письмо в ФСБ», «Зиновий Гердт…». Сделано это умышленно. Рассказывая достаточно откровенно о своей жизни, любви, друзьях, работе и служению России я попытался показать обычную жизнь рядового сотрудника российских спецслужб.
Идет борьба цивилизаций, идут сетевые войны, а в это время идет обычная, повседневная жизнь. Люди встречаются, влюмляются, женятся, изменяют, расходятся, болеют, становятся инвалидами… Порою не замечая, как их жизнь входит в «большую историю».
Буду благодарен за ваши отклики и комментарии, невзирая на их критический характер.

В целях более близкого знакомства начинаю публикации с автобиографической повести «Предсказание»





Тема Создана: 26.12.2010 09:07:41
Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 26.12.2010 09:10:35
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Чтобы быть кратким, начну издалека. Когда бабушка моей жены училась в Смольном институте благородных девиц, она подружилась с девочкой по имени Паня.
Революции - февральская, октябрьская, гражданская война… Выпускниц Смольного института судьба разбросала по всему миру, по всей России, кто-то вообще не пережил всех этих потрясений.
Глубокой осенью 1942 года, в только что занятом немцами городе Нальчике, у колонки с водой встретились взглядами две женщины:
- Аня?
- Паня?
На них стали обращать внимание другие женщины, стоявшие в очереди за водой. Анна с Паней, набрав воды, отошли немного в сторону. Каждая коротко рассказала о себе.
Муж Анны – герой гражданской войны, орденоносец, бывший штабс-капитан царской армии, перешедший по просьбе солдат своего полка на службу в Красную армию, занимал высокие должности и умер в 1936 году от туберкулеза. Анна стала вдовой героя гражданской войны и получала персональную пенсию за мужа.
Пане повезло меньше. Ее муж – так же бывший царский офицер - примерно с такой же судьбой был в 1938 году репрессирован и по приговору Тройки расстрелян. Теперь она - вдова врага народа. Друзья говорят, чтобы благодарила бога, что ее саму не посадили. Подобных примеров было предостаточно.
- Ты Аня, не переживай, - сказала Паня. Через три месяца немцев выбьют из Нальчика и наши вернуться уже навсегда. Война закончится весной 1945 года нашей полной победой. После взятия Берлина.
- Откуда ты знаешь?
- У меня с детства это. Я вижу судьбы людей. Я еще в Смольном институте знала, где и когда мы с тобой встретимся.
- Тебе, Паня, не страшно жить?
- Страшно. Но, что же делать. Одиночество еще страшнее, а детей мне бог не дал. Ты, Аня, счастливая. У тебя будет две внучки от дочери, и внук от сына.

Прошло почти тридцать лет. Когда старшая внучка Ани – Леночка – закончила английскую спецшколу, встал вопрос - куда поступать? Внучка хотела в Ленинградский архитектурно-строительный. Родители, опасаясь, что она не готова к самостоятельной жизни, поскольку росла практически в тепличных условиях и была совершенно домашней девочкой, предлагали ей поступать дома, в Нальчике.
Тут бабушка Аня и подала свой голос, предложив сходить к ее подружке Пане, которая обладает даром ясновидения и посоветоваться с ней, а вдруг польза будет.
Отец Леночки - бывший боевой летчик-истребитель и убежденный коммунист - тут же зарычал: «Опять кто-то из твоего дворянского букета?!»
«Букетом нашей бабушки» называли группу ее подруг, пожилых женщин, родившихся и получивших воспитание в конце 19 и начале 20 веков. Некоторые из них успели пожить в эмиграции, но, похоронив родных и близких, вернулись на родину.
Периодически они собирались поочередно друг у друга, отмечали свои праздники, дни рождения, играли на фортепиано, пели песенки, большей частью по-французски, беседовали на иностранных языках. Культурно отдыхали, как сказали бы сегодня.
Леночке очень нравилось, когда наступала очередь бабушки собирать «букет» у себя. Старушки с удовольствием общались с ней, приобщали к музыке, французскому языку.
Лене очень нравилась одна песня. Ей рассказали, что ее пели русские офицеры, волею судеб попавшие в эмиграцию. Она хорошо запомнила припев:
Кого-то нет, кого-то жаль.
К кому-то сердце мчится вдаль.
Кто он? Не знаю, не скажу я.
Но, и рыдая, и тоскуя,
Не прокляну судьбы моей
Затем, что он причиной ей.
Мне так же позволяли присутствовать на подобных встречах в качестве друга их любимой Леночки. Однако это произойдет, когда мы с ней будем учиться в университете.
После данного вынужденного отступления вернемся к бабушкиной инициативе. Поскольку мама это предложение поддержала, папу не стали лишний раз беспокоить, позволив ему отправиться на столь любимую им рыбалку.
Паня встретила их приветливо. Посадила за стол, угостила чаем. Говорила, что ей приятно впервые видеть у себя внучку своей самой близкой подруги.
В отношении вопроса, с которым к ней пришли, Паня сказала следующее:
- Никуда тебе ехать не нужно. Поступишь и успешно окончишь наш университет по специальности английский язык. Запомни, Лена, свою судьбу ты найдешь здесь, в университете.
Посмотрев несколько минут на Лену, она спросила:
- Если хочешь, я всю твою судьбу расскажу. Если боишься, то я ничего говорить не буду.
Тут забеспокоилась бабушка Аня:
- Паня, а может не надо, вдруг, что не так. Девочка потом переживать будет.
- Все будет хорошо. Если бы «не так» я бы не предлагала.
Леночка посмотрела на свою бабушку, затем на Паню и разрешила рассказывать.
- Замуж ты выйдешь не скоро. Будет возле тебя молодой человек из твоего университета, но ты долго не будешь считать его кандидатом в мужья. К тому же, твои подруги будут уговаривать искать себе другого, более стройного, более красивого. Этот молодой человек через два-три года сделает тебе предложение стать его женой, но ты откажешь ему. Он не уйдет, будет по-прежнему рядом с тобой. Ты успешно закончишь учебу и уедешь в Москву. Так, вижу приготовления к свадьбе. Однако этой свадьбе не бывать. Москва станет перевалочным пунктом. Ты уедешь далеко-далеко, на самый край земли.
Там ты и выйдешь замуж за своего старого друга. Вижу у вас двоих детей: мальчика и девочку. Мальчик получит хорошее образование и станет большим человеком. А дочка станет врачом. Причем не простым, а знаменитым. Очень знаменитым. На весь мир.
Муж твой будет работать на море, но не моряком. А потом наденет погоны. Много будет ездить по разным странам, но не отдыхать, а в «сапогах», т.е. по работе. Жить вы будете не богато, но в достатке.
- Знаешь, Лена, я рада за тебя.
С этим и пришли бабушка с внучкой к маме, которая, будучи по характеру человеком практичным и рациональным, вычленила из рассказанного главное:
- Поступать будешь здесь?
- Да.
- Все остальное второстепенно. Не надо голову забивать. Как бог даст, так и будет. До этих не моряков, сапог, погон, детей знаменитых надо еще дожить. Пока вы к Пане ходили, я делом занималась - и договорилась с репетитором по английскому языку. Моя подруга и однокашница по институту Фатима посоветовала обратиться к Кривошеевой Вере Ивановне, которая много лет преподает английский. Она проверит твои знания и подтянет, если потребуется.
Лена ошалелыми глазами посмотрела на маму и… рассмеялась.
- Никогда не слышала более смешной фамилии!
Несколько минут она просто заливалась от смеха. Однако после бабушкиных слов смех сразу оборвался. Как всегда, с самым невозмутимым видом (ведь эмоции показывать неприлично) бабушка сказала:
- Не смейся, внучка. Как бы тебе не пришлось носить эту фамилию.
- Ты, бабушка, долго думала, чтобы сказать такую глупость!?
Вера Ивановна Леночке понравилась. Увидев, что та свободно говорит по-английски и по-французски, Вера Ивановна особо не грузила ее занятиями. Давала, естественно, тексты из программы первого курса, но в основном они пили чай и, как подружки, болтали о моде и нарядах. Однажды она, как бы невзначай, сказала, что в этом году окончил школу ее племянник и должен приехать поступать в наш университет. Я вас познакомлю. Леночке этот намек не очень понравился, но она промолчала.
К счастью для нее и к огорчению Веры Ивановны, племянник решил поступать в военное училище, но не прошел по конкурсу, вернулся домой, устроился на работу и приедет в Нальчик только на следующий год. Вере Ивановне с большим трудом удалось уговорить племянника приехать к ней, объяснив ему, что в университете есть военная кафедра, по окончании которой ему будет присвоено офицерское звание.
Леночке было совершенно безразлично, что делает или собирается делать племянник Веры Ивановны, но она вежливо все выслушала.

Незаметно пролетел год. Леночка успела забыть - и о предсказании Пани, и о племяннике.
В первых числах октября 1972 года она пришла поздравить Веру Ивановну с днем рождения. Дверь ей открыл молодой человек, внешне просто фотография с Веры Ивановны, и пригласил войти со словами:
- Тетя скоро будет.
Леночка вошла, поздоровалась с бабушкой (мамой Веры Ивановны), спросила о здоровье, и они стали беседовать. Все это время, как она поняла - племянник, самым бесстыжим образом, молча, пялился на нее. Она была одета, как и все девчонки того времени – в кофточку и мини юбку. У нее была такая фигурка, что на улице все парни оборачивались и ели глазами.
К ее счастью, вскоре пришла Вера Ивановна. Сели за стол. Пили чай с тортом «Наполеон», испеченным Верой Ивановной, и другими сладостями. Вера Ивановна представила своего племянника:
- Это тот самый Сергей, о котором я тебе говорила.
Леночку покоробило, что в т а к о м знакомстве был явный намек на развитие контакта.
- Не дождетесь! - решила она про себя.
Стемнело рано. Вера Ивановна предложила Леночке:
- Пусть Сережа проводит тебя домой.
Лена, конечно, отказалась бы, если бы не ночь. Город был спокойный, многонациональный, широко практиковались смешанные браки, однако ходить ночью девушке небезопасно в любом городе.

Как вы давно уже догадались, племянником был ваш покорный слуга. К слову, тетя мне ничего не говорила о Лене. Правда, и времени особо на разговоры с ней не было.
После поступления в университет, я вернулся домой. Рассчитался с работой и приехал в Нальчик к 1 сентября. Практически, прямо с поезда отправился в колхоз на сбор и переработку урожая кукурузы. Вернулся в начале октября, а тут и день рождения подоспел.
Как только я увидел Лену сразу же запал на нее. По характеру я человек спокойный, уравновешенный, девушек красивых видел немало, но меня к ним не влекло, хотя некоторые из них оказывали мне явные знаки внимания. Моя мама даже стала проявлять беспокойство: сыну 17 лет, школу закончил, а девушки нет. Другие успели пожениться буквально на следующий день после последнего школьного звонка, а ее сын зазнобу так и не заимел. Я отшучивался, что пока не встретил свою любовь.
Зато в этот вечер я такое сотворил, что мама бы мной гордилась.
Мы дошли до подъезда квартиры, где жила Лена, и я вдруг сказал:
- Ты знаешь Лена, мне нужна такая жена, как ты.
Вместо ответа она посмотрела на меня с таким ледяным пренебрежением, что мой язык на несколько мгновений перестал двигаться. Уверен, что после такого взгляда ни один парень на пушечный выстрел к ней не подошел бы. К чести сказать, я быстро оправился.
- Не надо смотреть на меня, как Снежная королева на Герду и Кая из сказки. Я просто хочу сказать, что именно такой образ моей будущей жены сложился в моем сознании. Я прекрасно понимаю, что мы только что познакомились, не знаем друг друга. Однако впереди у нас будет достаточно времени, чтобы стать ближе. Приставать, не давать тебе проходу не буду. Просто ты знай – именно ты мне нужна для счастья. После этого разговора она не приходила к нам до Нового года, а я не пытался искать с ней встреч. Я ведь сказал все, что хотел.
За прошедшие три месяца я стал, не ведая о том, весьма популярным среди студенток сразу нескольких курсов, обучающихся на факультете Романо-германской филологии (ФРГФ). Естественно, и на втором курсе, где училась Лена. Оказывается моя тетя в ходе лекций и семинаров, которые вела, регулярно рассказывала о своем племяннике: как учится, чем увлекается, какие книги читает. За глаза мне присвоили кличку «племянник».
Некоторые студентки пытались завести со мной дружбу (подозреваю из чистого любопытства), но я неизменно говорил: извини, но я отдал свое сердце другой девушке и не вправе доставлять ей страдания. Естественно, мои слова тут же находили живой отклик в девичьих коллективах и все просто жаждали узнать имя моей избранницы.
Происходили подобные разговоры и в присутствии Лены, но она молчала. Встречаясь периодически в коридорах университета, мы с ней здоровались, перекидывались несколькими фразами и расходились. Я не торопил ее, давая возможность присмотреться ко мне лучше. Однажды, во время подобной встречи, она сказала:
- Ты становишься популярным среди студенток моего курса.
- В каком смысле?
- Не важно.
Я сразу же навел справки и понял в чем дело.
На Новый год Лена пришла поздравить тетю и неожиданно легко согласилась остаться у нас ночевать. В такой обстановке поговорить по душам никакой возможности не было.
Тогда, сидя за столом, в присутствии тети и бабушки, я решил слегка разведать обстановку:
- Лена, скажи, пожалуйста, а у Снежной королевы снег хоть немного растаял?
- Не растаял и вряд ли растает!
- Надеюсь, что к весне солнце начнет пригревать и снежок обязательно начнет таять.
- Надейся, сколько хочешь.
Тетя уставилась на нас непонимающе:
- Вы это о чем говорите?
- Да так, сказку обсуждаем.
- Ну, ну.

Мы встретили Новый 1973 год. На следующий день, ближе к полудню, я пошел провожать свою королеву. По дороге я поинтересовался, как она относится к поиску ее сокурсницами моей избранницы.
- Никак.
- Когда ты им признаешься?
- Никогда.
- Хорошо. Тогда я сам буду называть твое имя.
- Я прошу тебя не делать этого.
- Но я не стыжусь своей любви.
Было заметно, что ее смущает тема разговора, но ледяных взглядов уже не было.
В это время мы подошли к ее подъезду, где стояла автомашина «Скорой помощи».
Лена прошептала:
- Что-то случилось с отцом!
Оказалось, что ее отцу накануне сделали серьезную операцию и периодически ему становилось плохо. Она никому об этом не говорила. Я вызвался проводить ее до квартиры. К счастью, «Скорая» приезжала не к отцу, и у меня представился случай познакомиться с ее родными. Судя, по тому вниманию, которое мне уделила ее мама - я сделал вывод, что о моей скромной персоне здесь иногда говорят.
Это радовало.

Март 1973 года был очень теплым. Я пригласил Лену погулять в парке. Должен сказать, что нальчикский парк - один из самых красивых парков в стране. Она согласилась.
Мы часа три гуляли, общались. Острых тем я не поднимал, чтобы не смущать ее и не отбить желание гулять со мной. Была хорошая погода и хорошее настроение. Естественно, нам встретилось несколько преподавателей с иностранного факультета и студенток с французского отделения.
На следующий день тетя, по возвращении с работы, поинтересовалась невинным голосом:
- У тебя к Лене серьезные намерения или как?
- Похоже, коллеги уже настучали?
- Естественно. Лену впервые увидели с парнем, и этот парень оказался моим племянником.
- Не могу же я только и делать, что учить сопромат с деталями машин. Так и свихнуться можно. Без свежего воздуха.
- Дышать, конечно, необходимо. Дыши.
Через несколько дней в ходе семинара, который вела моя тетя, Лена имела неосторожность рассказать, что собирается в ближайшие выходные поехать в соседнюю область навестить свою лучшую подругу, Ирину, которая училась в медицинском институте. Тут моя тетя неожиданно выдала:
- Как поехать? Одна?
- Конечно одна.
- У тебя, наверное, молодой человек появился?
- Да нет у меня там никакого молодого человека. Подруга у меня школьная. Мы дружим с 6 лет.
- Ты Сергею сказала, что уезжаешь?
- Почему я должна ему что-то говорить? - Лена готова была сквозь землю провалиться от возмущения и стыда. Зато сокурсницы с огромным интересом наблюдали за происходившим разговором. Выручил звонок на перерыв.
Лену тут же обступили подруги.
- Раскалывайся, Ленка, почему Вера Ивановна отчитывала тебя как невестку?
Та отбивалась, как могла.
- Похоже, ты и есть избранница нашего «племянника», о которой он всем говорит.
- Глупости, - отвечала Лена.
Невзирая на полное отрицание связи с племянником, Лена попала под подозрение своих любопытных сокурсниц и их пристальное внимание.
Когда мы случайно, или не совсем случайно, сталкивались на переменах, десятки глаз впивались в наши лица, пытаясь определить глубину наших отношений.
Здание университета построено в виде буквы Ш, между корпусами была нанесена разметка в виде квадратов и линий для отработки строевых упражнений во время занятий военной кафедры. Когда на плацу занимался мой курс, то весь девичий коллектив сокурсниц Лены приклеивался к окнам.
- Ленка, подойди, посмотри как т в о й вышагивает!
Она, естественно, делала независимое лицо и к окну не подходила. Некоторые сокурсницы из «дружеских» соображений говорили ей:
- Зачем тебе нужен этот племянник. Мы видим рядом с тобой высокого, стройного красавца - такого, как актер Костолевский. Предлагали ей массу вариантов один лучше другого из числа братьев, одноклассников, друзей брата.
Лена их слушала, чтобы не обидеть и без всяких комментариев уходила.

В первых числах октября она пригласила меня на свой день рождения, а потом пришла поздравить мою тетю.
Вечером, как обычно, я провожал Лену домой. Было еще светло, и мы решили погулять в сквере у театра. Я решил, что пришло время для серьезного разговора.
- Лена, ты ведь знаешь, что я люблю только тебя.
- Знаю.
- Так давай поженимся, мне все тяжелее не видеть тебя, не быть с тобой.
Она несколько минут помолчала. Я почти не дышал.
- Ты знаешь, - очень серьезно сказала она, я не готова к смене сложившегося уклада жизни. Давай подождем.
- И долго?
- Пока не станем самостоятельными.
- Ты понимаешь, что мы станем самостоятельными только после получения дипломов, а это целых три года!
- Понимаю.
Что мне оставалось делать? Я сказал:
- Хорошо. Давай так и поступим.
Я проводил Лену домой. Возвращался не спеша, стараясь подольше побыть в одиночестве, обдумать качественно новую ситуацию.
Возвратившись, увидел, что тетя увлеченно смотрит чемпионат мира по фигурному катанию с Родниной и Зайцевым. Бабушка на кухне варила себе куриный бульон. Она была на диете и готовила себе отдельно.
Расскажу коротко о бабушке и дедушке. На момент моего приезда в Нальчик ей было около 90 лет, но она была в здравом уме и хорошей памяти. Дедушка год назад умер. Единственная дочь станичного атамана, с детства привыкшая к кухаркам и прислуге, она всю жизнь прожила, имея в помощниках кухарок и домработниц. Должности, которые занимал дедушка, позволяли это. Она изменила подобный уклад жизни на несколько лет, когда деда репрессировали как врага народа и отправили в лагеря. Ему повезло, поскольку почти всех его сослуживцев поставили к стенке. Затем его отправили в ссылку в Сталинобад (ныне Душанбе), куда он перевез семью. Жили они в одном доме с семьями репрессированных Рыкова и Пятакова.
Будучи крупным советским чиновником, дедушка дал хорошее образование своим детям: сыну (моему отцу) и дочери Верочке. Кроме занятий в школе, к ним домой приходили репетиторы по иностранным языкам, музыке, литературе и другим предметам. Тетя учила английский и французский, а отец – немецкий. Для тети Веры этот выбор стал профессией. Она поступила в иняз в Днепропетровске, написав в анкете (по совету дедушки), что ее отец умер. Благо никто проверять не стал. А вот отцу, который был старше сестры на четыре года, написавшему в анкете подлинную ситуацию с дедушкой, во всех институтах вернули документы. Он вынужден был поступить в техникум по специальности «электрическое дело».
Знание немецкого языка не один раз спасало ему жизнь на фронте, особенно когда он попал к немцам в плен и бежал из лагеря на территории Германии. Ему удалось дойти до своих, пройти проверку «Смерша» и вернуться на фронт. Войну он закончил на Эльбе встречей с американцами.
Он великолепно знал русскую литературу. Практически всего Пушкина мог цитировать по памяти. Сам писал неплохие, на мой взгляд, стихи и прозу. Именно он приучил меня к чтению классики русской и зарубежной. Помогал осмыслить прочитанное, учил отстаивать свое мнение, спорить. Учил немецкому языку. Настоял, чтобы я занимался с репетитором испанским, считая его перспективным. Он мечтал издать свои стихи отдельной книгой. Не успел. Умер. К 50-летию победы я собрал его стихи и издал книгу под названием «Правда сердца».
Теперь вернемся к бабушке. Я зашел на кухню и присел к столу. Бабушка спросила:
- Чай будешь?
- Нет настроения.
- Что так грустно?
- Знаешь, бабушка, сделал только что предложение Лене стать моей женой, а она отказалась.
- Что она сказала?
- Сказала, что не готова еще.
- Нет, внучек, дело в другом. Ты, наверное, делал предложение в шутку, не серьезно. Либо не ко времени. Поверь мне, от серьезного предложения женщины не отказываются.
- Я, бабушка, был сама серьезность. Дело, думаю, в том, что она не решила для себя – связывать ей свою жизнь со мной, или оставить время для поиска своего «Костолевского», как ей многие подруги советуют.
Для себя я отметил, что у моей Снежной королевы снег подтаял и холод поубавился. Я его практически не ощущал. Это внушало определенный оптимизм. К тому же она не сказала «нет». Сказала, что нужно подождать. При этом у меня даже мыслей не возникло махнуть на нее рукой и закрутить с другой девушкой.
Лена в этот же вечер сказала маме, что я сделал ей предложение, но она тактично отказала. Мама ответила ей:
- Я считаю, ты напрасно так поступила. Сережа хороший парень. Не пьет, не курит, кроме тебя других девчонок не видит.
- Не знаю, мама. Я действительно не готова менять свою жизнь.
После нашего объяснения наступила некоторая определенность – нужно ждать. Общаться нам с Леной стало значительно легче: карты были открыты. Она знала, что у нее есть парень, который ее любит. Я знал, что кроме меня она ни с кем не встречается и не делает даже попыток. Значит, любит меня и скрывает, либо скоро полюбит.
Теперь я знаю, что уже тогда она почти готова была сказать мне «Да». Но какой-то внутренний голос протестовал: - Куда ты, домашняя девчонка, собралась от папы и мамы, от бабушки уйти к чужому мужчине, готовить ему, стирать… и все остальное. Ей стало страшно, и она взяла паузу. Чтобы больше привыкнуть.
Тогда я этого не знал, но решил ждать и продолжал любить.

Весной следующего года сокурсницы вновь завели разговор о «племяннике».
- Знаете, - сказала Нина, - мне одна девушка по секрету рассказала, что он и целоваться не умеет. Похоже, врет он, что у него любимая есть. А если есть, то полная неумеха в вопросах любви.
При этом Нина и другие сокурсницы не сводили глаз с лица Лены. Но, как всегда, ни один мускул не дрогнул на ее лице.
- Выход один. Надо проверить, на что он годится, - сказала Татьяна. Я это беру на себя.
На этот раз Лена с удивлением посмотрела на нее: Татьяна была ее одноклассницей и более того они считались подругами.
На следующий день я стоял на автобусном пятачке возле университета. Как всегда было много студентов. На остановку подошла группа студенток, среди которых были Лена и Татьяна. Подошел автобус. Девушки стали садиться в него. Неожиданно Татьяна прошла мимо автобуса, подошла ко мне и на глазах у всех впилась губами в мои губы. Я просто оторопел от неожиданности. Через пару секунд она отстранилась от меня и вбежала в отходящий автобус с подругами.
Лена потом рассказала мне, какой фурор произвел ее поступок.
- Таня, ну как, как он целуется, поделись.
- Мне так понравилось, что я еще бы повторила. Желательно много раз.
Все посмотрели в сторону Лены, но та, как всегда, хранила молчание. Просто она знала. О том, на что я способен. В поцелуях и не только. Мы учились вместе.
С Татьяной она ссориться не стала. Они продолжали общаться. Но прежней искренности в отношениях уже не было. Других попыток поцеловаться со мной Татьяна не делала.

Приближались майские праздники, и вскоре после них - мой день рождения. Первая круглая дата – 20 лет. Я пригласил друзей и Лену скромно отметить это событие.
Когда друзья разошлись, я пошел провожать свою королеву. По дороге она сказала, что мама приготовила мне подарок и хочет лично вручить его. Оказывается, на вопрос матери - что подарить Сереже, Лена, не задумываясь, ответила:
- Скоро лето, ему нужна модная рубашка с коротким рукавом. Сказано это было таким деловым тоном, что мама оценивающе оглядела дочь, внимательно осмотрела живот и спросила:
- А размер ты знаешь?
- Естественно.
- В таком случае поедем вместе в магазин, а еще лучше съездим на «толкучку» - там можно что-то импортное выбрать.
Приобретенную импортную рубашку мама подарила мне и предложила примерить ее, чтобы оценили все члены семьи.
Мама сделала движение в сторону двери и остановилась, поджидая Лену. Та непонимающе смотрела на мать. Затем сказала:
- Если ты будешь стоять здесь, как он будет мерить? Иди, мы сейчас придем.
Мама вновь во все глаза посмотрела на дочь:
- Я думала мы…
- Мама, что ты время тянешь, иди.
Мама вышла. Я надел рубашку. Естественно, она была мне впору и всем понравилась.
Меня пригласили на чай с тортом, который испекла Лена. Такого вкусного я никогда в жизни не ел до этого.

Наступил 1976 год. Лена готовилась к государственным экзаменам. Нам необходимо было принимать решение: что делать? Было три основных варианта:
- ехать по распределению в кабардинское село преподавать в местной школе;
- брать открепление и лететь в Магадан к ее тете и там начинать новую жизнь;
- выходить замуж и …ехать преподавать в село.
По третьему варианту, если бы муж работал, а не был студентом как я, она могла бы остаться в Нальчике.
Решение было очевидным – ехать в Магадан. Я высказался за Магадан, прекрасно понимая, что нас ждет целый год расставания.
- Езжай, Лена. Через год я приеду. Мы получим полную самостоятельность, финансовую независимость. Будем всего в жизни добиваться сами.
Лена промолчала. Обиделась. Она ожидала иного решения.
Вскоре тетя Лида прислала вызов, Лене купили билеты через Москву с открытой датой из Москвы в Магадан. Мама ей говорила:
- В Москве живет много однополчан отца. Я им звонила. Все хотят, чтобы дочь их командира остановилась только у них. Там настоящая конкуренция началась за тебя. Причем, у всех сыновья, твои ровесники.
- Мама, не надо об этом. Ты ведь знаешь.
- Знаю доченька. Ты напрасно обижаешься, если рассуждать серьезно, то Сережа прав.
- Ты всегда его защищаешь.
- Потому, что лучшего тебе не найти!
- Посмотрим.
- Только не надо глупостей делать. Можно искалечить сразу три судьбы.
- Давай не будем.
- Хорошо.

Мама проводила дочку в Москву, устроила ее в семью самых близких друзей и вернулась в Нальчик.
Само собой сложилось так, что однополчане отца приходили познакомиться с Леной и неизменно брали с собой сыновей. Потом начинались звонки маме с похвалами дочери и предложениями познакомить детей поближе. Жена одного из однополчан специально прилетела с сыном из Киева с целью познакомить детей. Устав от такого прицельного внимания Лена сбежала на квартиру своей однокурсницы, вышедшей замуж за москвича.
Мама Игоря уговорила Лену перенести вылет в Магадан на пару недель, чтобы отдохнуть, развеяться. Осознав, что какой либо реакции на их сыновей нет, смотрины и попытки знакомства свернули.
В один из таких дней я зашел проведать свою будущую тещу и узнать как у Лены дела. Она рассказала, что Лена все еще в Москве, и ее атакуют мамы с сыновьями с вполне определенными целями.
- Переживаю я, Сережа, как бы не натворила глупостей.
Слышать подобное было очень больно. Показывать этого не хотелось. Я держал себя в руках, насколько это было возможно.
- Не волнуйтесь. Уверен – никаких глупостей не будет. Я знаю ее характер и знаю, как она воспринимает чужих мужчин. Она больше трех лет ко мне привыкала. В Москве ни у кого столько времени не будет.
- Дай-то Бог, сынок.
В Москве в это время начали задействовать орудия главного калибра в лице Игоря и его мамы. В этом парне было всё, чего хотят девушки: высокий, красивый, умный, спортивный, играл на гитаре и пел. Внешне – просто вылитый Костолевский.
А тут еще его мама атаковала:
- Знаешь, Леночка, мы сейчас строим однокомнатную кооперативную квартиру для Игоря. Если ты согласишься оформить с Игорем хотя бы фиктивный брак, то можно и на двухкомнатную претендовать. Пропишем, подберем приличную работу. Оставайся. Зачем тебе на край света лететь.
Значительно позднее мы с Леной узнали, что Игорь только что развелся с женой - бывшей своей школьной учительницей. Его мама, приложившая массу усилий, чтобы развести их, во что бы то ни стало, хотела женить его на молодой девушке. Тут приехала Лена. О лучшей кандидатуре и мечтать не приходилось.
Игорь все активнее проявлял себя в ухаживании: водил Лену в кино, кафе, театры, на концерты. За такого парня любая пошла бы с закрытыми глазами. Все в нем было как на картинке. Но он был ч у ж о й.
Игорь с мамой, естественно, не предполагали, что у Лены есть парень. Есть любимый. Она никогда об этом не говорила.
Лене приснился сон. Потом еще и еще. Каждую ночь. Один и тот же.
Будто стоит она на берегу речки – шумной, быстрой, с прозрачной водой. По берегам растет кустарник с еловыми ветвями. Раньше она никогда не видела такой. Потом она узнала, что это был стланик. Речка ветвилась между сопок в долине. Чтобы вернуться к дому, необходимо было подниматься по деревянным ступенькам. Она идет по ступенькам. Ноги начинают уставать, силы заканчиваются. Вдруг к ней тянется чья-то рука – сильная, надежная – она хватается за нее и… просыпается. Просыпалась она с чувством, что рука до боли знакомая, своя, ведь за чужую она бы никогда не схватилась.
Она улетела в Магадан.
Игорь со своей мамой были страшно расстроены. Игорь на прощание сказал:
- Лена, одно твое слово и я прилечу за тобой. Лена промолчала.
К моему удовольствию, они еще больше расстроились, когда узнали, что очень скоро Лена вышла замуж. За любимого.
Завершая рассказ о московском перевалочном пункте, следует сказать, что Игорь вновь огорчил маму, женившись на женщине старше себя, с ребенком. Своих детей у него нет.

Первое, что сказала тетя Лида, встретив Лену:
- Лена, уже несколько дней как на твое имя пришло письмо. Из Нальчика.
- Хорошо. Спасибо.
Она вскрыла конверт. Достала письмо. Оно начиналось словами: «Снежная Долина приветствует Снежную королеву…» Хорошее письмо от любимого человека. Тут ее озарило. Она поняла, чья рука ее вытаскивала из оврага. Конечно же «его». Она просто была обижена и не узнавала. Сейчас обида прошла и чувства вернулись.
На следующий день она решила погулять по территории базы отдыха, директором которой работала ее тетя по отцу Лидия Кузьминична.
Лена сразу же узнала место, которое ей так настойчиво снилось. Был декабрь, все заметено сугробами снега, но видна была речка, а по берегам из-под шапок снега выглядывали зеленые иголки стланика. Деревянная лестница, по которой можно было спуститься к речке, также была из ее сна. Не было только руки. Ее последние сомнения развеялись окончательно - решение ехать в Магадан было верным.
По окончании университета мне, как первому по результатам учебы на факультете, дали направление в аспирантуру в один из престижных технических вузов Москвы. Тетя Вера по собственной инициативе высказала свои пожелания, что мне делать дальше. Главной задачей она считала учебу в аспирантуре и защиту кандидатской диссертации. Затем – «зарабатывание» денег, покупка автомашины «Жигули» обязательно красного цвета, только потом - женитьба на Лене.
Она повторялась. Год назад она говорила то же нам с Леной. Добилась она одного – с этого дня самый нелюбимый цвет автомашин для Лены - красный. Даже сейчас, увидев на дороге автомобиль красного цвета, особенно «Жигули», она морщится. Мы с Леной старались быть к моей тете снисходительными, поскольку она была старой девой. Так сложилась жизнь. Когда она была молодой и красивой, молодые люди не хотели связывать свою судьбу с дочерью «врага народа». Когда стала старше, уже самой не хотелось. Время было упущено. На ее психике всё это не могло не сказаться.

Невзирая на направление в аспирантуру, я объявил о намерении участвовать в распределении на работу. Будучи первым в списке, выбрал Амурскую область, где предлагалась должность преподавателя профтехучилища. Мои друзья говорили, что Сергей совсем с ума сошел – мог ехать в Москву, были другие более престижные места, а он собрался на край света. Что я мог ответить на это? Для меня ведь не важно было, кем я поеду работать. Мне важна была самая близкая географическая точка к Магадану, к моей королеве.
После этого выбора я на долгие годы потерял дружбу своей тети.
- Ты не оправдал моих ожиданий, погубил блестящую карьеру. Зачем торопиться с женитьбой? Я одна осталась - и не умерла. А тут, всего лишь, подождать несколько лет!
- Моя жизнь, и моя карьера начнутся вместе с Леной!
- В таком случае ни тебя, ни Лену не хочу больше знать!
Распрощавшись с тетей на такой грустной ноте, я улетел в Благовещенск и приступил к работе. К этому времени должность преподавателя была занята, и мне предложили работу в качестве мастера производственного обучения. Я согласился. Написал Лене, чтобы присылала мне вызов в Магадан. Для тех, кто не в курсе, объясню, что в советские времена Магадан был закрытым пограничным городом, куда въехать можно было только с разрешения пограничных властей.
В качестве отступления скажу, что с тетей мы помирились, когда наши с Леной дети были школьниками. Мы были в очередном отпуске в Нальчике. Через наших общих знакомых тетя Вера передала, что ждет меня с Леной и детьми. Лена идти отказалась, а меня с детьми благословила, собрала подарки и отправила к Вере Ивановне. С этого дня мы вновь стали общаться. Позже я узнал, что перед смертью бабушка взяла с дочери слово, что она помирится со мной и Леной.

Получив от Лены вызов, я начал процедуру открепления. Нынешнее поколение выпускников вряд ли знает, что в те времена молодой специалист обязан был отработать по распределению три года. Только после этого он получал право выбирать работу по собственному желанию.
Мне удалось открепиться в течение трех месяцев и уехать в Магадан.
Проживая у своей тети на базе отдыха, Лена, как и в Москве, пользовалась повышенным интересом со стороны женщин, имеющих взрослых сыновей. Особенно доставали ее две таких мамаши, работавших горничными.
- Лена, не пора ли тебе о замужестве подумать. Тебе 24 года. Это уже возраст. А у меня сын. Парень хороший. Из колонии только что вернулся. За драку два года отсидел. С кем по молодости не бывает. Давай я вас познакомлю.
- Не надо меня знакомить.
- Ты так можешь и старой девой остаться!
- Думаю, что не останусь.
Так целый год. То одна, то другая, то третья делали предложения познакомить её со своими сыновьями. Лена только улыбалась в ответ. Тогда они стали атаковать тетю Лиду.
- Хоть Вы объясните своей племяннице, что пора ей свою жизнь устраивать.
Поскольку Лена просила тетю не вести разговоров на эту тему, та однажды все-таки не выдержала и сказала:
- Есть у Лены молодой человек. Скоро он приедет.
Мамаши и другие свахи несколько притихли.

Прошло немного времени и все узнали, что Лена уехала в аэропорт, встречать своего жениха. В своем последнем письме она спросила, во что я буду одет. Я в шутку написал, что, как все сибиряки, буду в тулупе и валенках.
Как назло, в Хабаровске испортилась погода. Я застрял.
Лена встречала меня до пяти часов утра. В справочной отвечали:
- Самолет из Хабаровска задерживается по погодным условиям.
Лена пристально всматривалась во всех молодых мужчин, одетых в полушубки, либо бывших в валенках, опасаясь меня пропустить. Некоторые парни, видя ее взгляд, стали подмигивать в ответ, чем приводили Лену в страшное смущение.
Она окончательно устала от бессонницы, людского шума, неизвестности и решила вернуться домой и выспаться.
Приехав на базу, она зашла к тете Лиде, выпила чаю, рассказала о своих приключениях и пошла в свою комнату. Заснуть не получалось, поскольку каждые 5-10 минут раздавался стук в дверь. Лена вставала, открывала дверь. На пороге стояла одна из свах.
- Зашла вот, поздороваться с твоим женихом. Где же он? Не приехал, значит. Всякое бывает.
Через пять часов я был на базе отдыха. Пили чай с тетей Лидой в ее рабочем кабинете. Первым ее желанием было разбудить Лену, но я попросил не делать этого. Пусть отдохнет.
Лена, конечно, проснулась, услышав суету и шум в коридоре. И мой голос. Несколько минут она не решалась встать.
Сейчас, в эти минуты, очень многое должно было произойти в ее жизни.
Пока я пил чай, несколько раз открывалась дверь в кабинет и заглядывала то одна, то другая женщина:
- Приехал, значит, - и дверь закрывалась. Я удивленно посмотрел на тетю Лиду. Она только улыбалась:
- Потом, потом все расскажем.
Вновь открывается дверь, и заходит моя Лена. В красивом халатике. Такая привлекательная и желанная. Просто дух захватило.
- Привет, королева!
- С приездом.
- Спасибо.
Тетя Лида засуетилась, вспомнив о срочных делах, и убежала.
- Лена, ты, что как чужая стоишь, дай обнять тебя.
- Я отвыкла.
- Всё. Отвыкание закончилось, начинается привыкание!
- Я согласна.
- Когда в ЗАГС идем?
- Какой ЗАГС, на дворе 29 декабря.
После новогодних праздников мы подали заявление. Единственный раз она запнулась, когда в заявлении необходимо было ответить на вопрос: какую фамилию возьмет жена.
- Лена, в чем дело?
- Да так, бабушку вспомнила.
Свадьбу назначили на первую декаду марта нового 1978 года.
С большим трудом, через связи тети Лиды мне удалось устроиться механиком в службу механизации Магаданского морского торгового порта. Мои попытки самостоятельно найти работу по специальности заканчивались на вопросе очередного руководителя предприятия:
- А кто ваш отец?
- Электрик.
- Вы знаете, нам сейчас специалисты вашего профиля не нужны. Заходите позднее.
Для меня стало настоящим откровением, что для устройства на работу так важна должность моего отца.
С подобных открытий начиналась моя самостоятельная, семейная жизнь.

В начале апреля 1979 года у нас родился первенец - сынок, которого мы назвали Борисом – в честь дедушки Лены. После его смерти в 1936 году бабушка Аня замуж так и не вышла. Сватались к ней – первой красавице – толпами. Мужчины по ней просто с ума сходили. Примерно как я по ее внучке. Она неизменно говорила:
- Я не могу представить чужого мужчину рядом с собой.
Понятно, чьи гены и воспитание были у ее внучки Елены.
В марте 1981 года, ровно в день третьей годовщины нашей свадьбы, меня зачислили на службу в органы государственной безопасности. Направили в разведку.
Такого поворота судьбы я совершенно не планировал. У меня прекрасно шли дела в морском порту, где меня к этому времени назначили на достаточно высокую должность.
Директор морского порта категорически возражал против моего ухода. Однако пришли компетентные товарищи и объяснили ему, что к чему. У меня началась новая жизнь. В погонах.

Когда я еще работал в порту, тетя Лида собралась уезжать на «материк» – в Нальчик. Жить нам было негде, и морской порт выделил комнату в бараке. Практически на самом берегу Нагаевской бухты. В том крыле барака, где была наша комната, проживало семь или восемь семей, в основном из числа грузчиков порта. На весь коридор - одна кухня и другие удобства. Моя королева без единого слова возражений въехала в барак. Согласно очередности, стала убирать и мыть полы в коридоре, кухне и подсобках. К этим неудобствам добавились новые проблемы - меня направили в Москву на учебу в спецшколу на несколько месяцев. Жена осталась в бараке с малышом на руках.
Так для Лены началась самостоятельная семейная жизнь, о которой мы так мечтали.
Вскоре на новой работе нам выделили однокомнатную квартиру. Мы радовались как дети. Своя кухня, своя ванная. Телефон уже стоит.
Следующим квартирам – двухкомнатной, а потом и трехкомнатной мы уже так не радовались. Семья росла, и мне по законам моего ведомства обязаны были улучшать жилищные условия.

Радость переезда в однокомнатную квартиру была недолгой: у сына нашли серьезное заболевание. Я взял отпуск, и мы полетели в Москву.
Сына положили в специализированную больницу на обследование. Одного. Ребенку не исполнилось и трех лет. Лена подошла к заведующей отделением с просьбой оставить ее с ребенком. Объяснила, что прошла обучение на военной кафедре университета и получила диплом медсестры. Умеет делать процедуры, уколы, ставить капельницы.
- Не положено, - ответила та. Могу предложить поработать няней. Ухаживать за всеми детьми в палате, а не только за своим сыном.
- Я согласна.
Больше месяца Лена выносила горшки, убирала палату, кормила детей.
Приехала мама из Нальчика, чтобы подменить ее, дать отдохнуть хоть несколько дней. Лена съездила на квартиру к родственникам, постирала вещи свои и сына, немного привела себя в порядок и следующим утром вернулась в палату.
Заведующая отделением прониклась к ней уважением и как-то сказала, чтобы Лена подумала о следующем ребенке. За прошедший месяц - на глазах, а когда и на руках у Лены - умерло несколько больных детей. На их место поступили другие.
К счастью, у нашего сына первоначальный диагноз не подтвердился. Он прошел курс лечения и поправился.
Я забрал Лену с сыном, и мы вышли из больницы на улицу. Грело солнышко, дул свежий весенний ветер. Лена постояла пару минут, и вдруг ее ноги стали ватными. Она потеряла сознание. Я подхватил ее на руки и вновь занес в больницу. Сын плакал, держась за меня. Лену быстро привели в чувство. Оказалось, что она беременна нашей доченькой.
В октябре 1982 года у нас родилась Машенька. Сыну уже было три с половиной года.
На этой радостной ноте буду завершать свой рассказ о первых годах нашей любви и семейной жизни.
Когда дочери исполнилось три годика, мы спросили ее, сидя за праздничным столом:
- Машенька, кем доченька ты хочешь стать, когда вырастешь?
- Врачом. Знаменитым на весь мир.
Услышав эти слова, Лена просто застыла от изумления. У нее на лице отразилось столько эмоций, что я поинтересовался, что случилось? Лена впервые рассказала мне о давнишнем визите к бабушкиной подруге Пане и ее предсказании.
- Ты, Сережа, понимаешь, сбылось все, до деталей. Я поступила и успешно окончила университет, где нашла свою судьбу в твоем лице. Потом уехала на край света. В Москве меня сватали в жены. В итоге я вышла замуж за человека, которого хорошо знаю, ранее отказав в просьбе стать его (твоей) женой. Ты работал на море, но не был моряком, а потом надел погоны. Сейчас ездишь по всему миру «в сапогах», т.е. по работе. У нас с тобой родился сын и дочь, которая согласно словам Пани должна стать знаменитым врачом. Мы с тобой никогда не говорили о врачах в связи с Машиным будущим - потому, что я просто забыла об этом предсказании. Забыла напрочь. Машенька своими словами буквально какую-то шторку сдвинула в моей памяти.
Лена тут же позвонила в Нальчик маме и напомнила ей о пророчестве Пани. Мама сказала:
- Да, теперь и я вспомнила.
- Как дела у Пани? Она жива?
- Бабушка недавно ходила проведать ее. Паня спивается. Она сказала бабушке, что если та хочет о ком-то из родных что-то спросить, то пусть приходит рано утром. Пока она трезвая.
Лена передала мне разговор с матерью.
Я не стал ничего говорить вслух, а про себя подумал: кто же тогда Тот, кто творит записи в Книге Судеб, давая периодически возможность таким как Паня заглядывать в нее?! Недаром еще древние говорили, что браки заключаются на небесах, а на земле лишь играют свадьбы.
Что касается Маши. Она окончила медицинский университет, ординатуру и с этого года приступила к работе. Каких высот Маша достигнет в своей профессии, оправдается ли предсказание Пани, мы скоро узнаем. Она замужем. Ее муж Станислав - так же по специальности врач. Внуку Сереже скоро исполнится восемь лет. Первого сентября он пошел во второй класс.
Когда друзья или знакомые спрашивают его:
- Скажи, Сережа, кто твоя бабушка, - он неизменно отвечает:
- Моя бабушка Лена - королева.
- Почему она королева?
- Так дедушка говорит.

Сентябрь 2010 года


Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 26.12.2010 09:21:33
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Влюбленный чекист

Прошли чуть больше двух месяцев после трагической смерти мужа и Ольга, как положено, продолжала носить траур. Правда, на могилку своего Славика она ходила уже не каждый день, как прежде, а только по выходным. Они прожили в браке восемнадцать лет. Она уверена, что хорошо прожили – в любви и взаимопонимании.
Всего лишь полгода прошло после возвращения мужа из трехлетней командировки на Камчатку. Ему предлагали перевод в Москву, не без участия ее брата Виктора – генерала Федеральной службы безопасности, однако Вячеслав неожиданно для всех, в первую очередь для нее и брата, заупрямился, наотрез отказался от службы в столице и попросился на родину – в город Новочеркасск. Родом он был из донских казаков. Ольгины уговоры, скандалы и даже слезы не помогли. Муж своего решения не изменил.
В свой последний отпуск Слава постоянно был чем-то занят. На удивление, много времени проводил со своей матерью, которая после смерти мужа, жила у своей дочери. Свой большой дом она оставила Вячеславу. Куда он и перевез Ольгу с сыном.
Его белые «Жигули» седьмой модели просто летали по городу от одного учреждения к другому. Слава объяснял Ольге свою занятость решением вопросов с переводом на новое место службы. Ольга не понимала, что там решать, когда ее брат все вопросы решил одним звонком начальнику областного управления ФСБ.
Ольга негодовала. Можно сказать, была в ярости, когда всегда послушный ее воли муж, отказался от службы в столице. Он ведь прекрасно знал, что она всегда хотела жить в Москве. Разработала для реализации своей мечты целую программу действий. Понятно, что с участием брата. По совету Виктора, Вячеславу желательно было послужить несколько лет в горячей точке (на Кавказе), либо в отдаленном регионе страны (Ольга выбрала последнее, хотя Слава рвался на Кавказ), после чего брату проще будет перевести ее мужа на хорошую должность в центральный аппарат ФСБ в Москве с получением жилья.
Так Слава оказался на Камчатке в должности начальника отдела Управления военной контрразведки в крупной воинской части. Честно говоря, брат советовал ей ехать с мужем. Слава также долго уговаривал ее ехать с ним. Все-таки три года, а не три месяца. Ольга отвечала брату и мужу, что зачем ей уезжать из Волгограда, где в то время они жили и служили, в какой-то гарнизон на краю света, где наверняка и школы приличной нет для их сына. Их Димка перешел в седьмой класс. Через четыре года ему поступать в Академию ФСБ в Москве. Она не могла допустить, чтобы ее сын переходил из престижной школы в гарнизонную. Вячеслав уехал один.
В тот страшный день Слава и ее отец поехали в Ростов-на-Дону. Муж по делам службы, а отец на рынок купить корм для голубей, которых он разводил всю жизнь, а сейчас даже зарабатывал на них. В нескольких километрах от города был железнодорожный переезд без шлагбаума, а только с предупреждающими световыми сигналами. Железнодорожная ветка, на которой был переезд, вела от станции до старого кирпичного завода. Раза два в неделю маневренный паровозик, неизвестно какого года выпуска, перевозил готовую продукцию на трех-четырех вагонах до станции. Вячеслав решил проскочить перед приближающимся паровозом. Неожиданно прямо на переезде, не переехав сходу рельсы, «Семерка» заглохла. Неоднократные попытки запустить двигатель результата не дали. Паровоз неотвратимо надвигался, издавая тревожные гудки. Тесть, оценив обстановку, закричал:
- Слава, бросай машину! Жизнь дороже!
- Нет, сейчас заведу! Моя машина меня еще не подводила!
В этот момент паровоз ударил в «Жигули» со стороны пассажирского сидения.
Ольгин отец выжил, хоть удар пришелся прямо в него. Ее Слава погиб. В момент удара, рулевое колесо оторвалось, и рулевая колонка пробила ему грудную клетку в районе сердца.
Грустные воспоминания Ольги прервал сын, вернувшийся из школы.
- Мама, - сказал Дима с порога, - мой одноклассник Васька, ты знаешь его, был вчера со своей мамой на могилке бабушки…
- Ну и что? Не тяни резину!
- Так, я и говорю. Вернее Васька говорит, что у могилы отца сидела какая-то женщина и плакала. Его мама говорит, что уже видела ее несколько дней назад. Не наша она. Чужая.
Ольга, накрывавшая в это время обед для сына, неожиданно почувствовала слабость в ногах и просто упала на стул. Мысли вихрем закружились в ее голове.
- Женщина… Чужая… Что за женщина? Почему плачет? Может бывшая одноклассница… Была же у него какая-то симпатия… Может быть у него любовница была? Не похоже, чтобы мой Славка… Он меня любил.
Неожиданно Ольга вспомнила, что последний раз, будучи на кладбище, она обратила внимание на свежие цветы на могиле мужа. Подумала тогда, что здесь у него все родственники живут, друзья, коллеги, одноклассники. В общем, не придала значения.
Ольга решила про себя, что обязательно должна встретиться с этой женщиной и все выяснить. Чтобы дальше можно было жить спокойно. Она решила не ходить на кладбище в выходные дни, когда там много людей и «женщина», судя по всему избегающая огласки, вряд ли придет, а походить в рабочие дни. Начиная прямо с понедельника.
Расчет оказался верным. Уже в понедельник встреча состоялась.
Вернувшись из школы, Дима застал дома странную картину: за кухонным столом пили чай и беседовали его мама и какая-то женщина. Увидев Дмитрия, женщина встала, поздоровалась и представилась.
- Меня зовут Надежда. Я с твоим отцом… Мы работали вместе.
Женщина была явно моложе его мамы.
- Нет, - подумал Дима, - дело не молодости. Лицо у нее… Добрее, что ли. Не такое жесткое, как у мамы.
Дима перевел взгляд на выпирающий у гостьи живот. Большой уже. Наверное, скоро рожать будет.
Ольга, увидев, что сын внимательно, оценивающе рассматривает Надежду, сказала:
- Дима, сынок, я тебе накрыла стол в большой комнате. Иди, покушай. Мы посидим, поговорим. По-женски.
- Ладно. О чем тут говорить? Все и так понятно.
- Не умничай! Без тебя разберемся, - прикрикнула на сына Ольга.
Дима вышел из кухни.
Ольга повернулась к сопернице.
- Срок, какой уже? - спросила она, показывая взглядом на живот.
- Оформила декретный отпуск и приехала.
- Что УЗИ показывает? Ольга пристально смотрела в глаза Надежды. Та поняла, что Ольга хотела выяснить.
- Девочка.
Ольга произнесла:
- Вот, дура.
Увидев испуг на лице у Надежды, она продолжила:
- Это я о себе, любимой. Сколько меня Слава уговаривал родить второго ребенка! Девочку хотел. Я отказывалась. Потом уже поздно было.
- Надя, расскажите, как у вас с ним… Случилось все.
- Приехала я в гарнизон всего на пару месяцев раньше Славика, - начала свой рассказ Надежда и смутилась, увидев напряженный взгляд Ольги.
- Извините, я хотела сказать – раньше вашего мужа, поправилась она.
- Что уже теперь деликатничать, - говорите, как привыкли за эти три года.
- Вашего мужа уважали и ценили все – от матроса до адмирала, - продолжила рассказ Надежда.
- То, что мой муж был честным и порядочным человеком, профессиональным сотрудником военной контрразведки я и сама знаю, - перебила ее Ольга. Расскажите, как вы там оказались?
- История моя самая обыкновенная. Училась я в Самарской государственной академии культуры и искусств. Познакомилась с парнем, предпринимателем. Влюбились, поженились. В начале все было хорошо. Потом он разорился, стал пить. Однажды на меня руку поднял. Этого я терпеть не стала и подала на развод. После получения диплома устроилась на работу в гарнизонный дом офицеров. Бывший муж не оставлял меня в покое. Приходил, просил денег, понятно для чего. Я не давала, он устраивал скандалы.
Чтобы все это прекратить, я попросила руководство перевести меня в другой дом офицеров. Хоть на край света. Мне предложили Камчатку. Там мы со Славой и познакомились.
В первое время он переживал, что вы, Оля, не поехали с ним.
- Что, жаловался на меня?
- Нет, что вы! Он был очень закрытым. Весь в себе. К тому же, работа накладывала свой отпечаток. Со временем только раскрылся немного. Не скрою, Слава как-то сказал, что его жена иногда перегибает палку, строя жизненные планы, совершенно не интересуясь его мнением.
- Вам сколько лет, Надя? – неожиданно спросила Ольга.
- Тридцать два. Будет через два месяца.
- Мне же, как и ему было, уже сорок. Кем бы он был, если бы продолжал сидеть в этой своей дыре и не слушал меня?! Погиб он в звании полковника, а послушал бы меня, так через несколько лет стал бы генералом. Ни секунды в этом не сомневаюсь.
Надя, слушая Ольгу, порывалась что-то сказать, но, увидев выражение ее лица, промолчала.
- Теперь мне понятно, почему брат настаивал, чтобы я ехала с мужем, - в задумчивости произнесла Ольга. Знал он прекрасно, чем заканчивается «одиночное плавание» офицеров в отдаленных гарнизонах без жен. Что теперь говорить. Переиграть судьбу уже не получится. Был бы жив…
- Надя, где вы устроились в Новочеркасске?
Та несколько замялась с ответом, а затем, решив что-то про себя, глядя прямо в Ольгины глаза, ответила:
- Мне Слава квартиру купил. Однокомнатную.
- Что?! Да, как он …
Ольга запнулась и продолжила более спокойно:
- Когда он успел?
- В свой последний отпуск он взял меня с собой. Город показать. Говорил, что в Москву он не поедет, потому что квартиру там он мне не сможет купить. Здесь же все свои. Помогут.
Слушая это, Ольга просто задохнулась от волнения. Лицо ее стало пунцовым от прилившей в голову крови.
- Куда же он поселил вас?
- На квартиру к сестре. В комнату к маме.
Ольга выругалась матом. Про себя подумала: - Эти б…., молодая и старая, оказывается, уже год все знают и скрывали от меня. Таково, значит, их ко мне отношение. Не прощу!
- Они не одобряли его поступок, - услышала Ольга и оторвалась от своих мыслей. Надежда продолжала: - Я слышала, как мама ругала его. Кстати, квартиру он купил на имя матери. Я не согласилась, чтобы он на меня ее оформлял.
- Хочешь благородство свое показать? Только меня не квартира напрягает. А как долго он собирался скрывать от меня свою измену? Вместе со своими… родственниками.
- Не знаю. Он мужчина. Ему и решение принимать.
- Да. Мужчина… А я считала всю нашу с ним жизнь, что решения мне нужно принимать. Теперь мне понятна его такая необычно жесткая позиция при отказе от службы в Москве! Любовница и мама с сестрой вдохновляли его быть твердым и не слушать жену. Уехал бы и жил дальше. Кто же из нас прав?
- Оля, все совсем не так было…
Ольга резко прервала ее.
- Не будем об этом. Мне все ясно. Его родные всегда не любили меня. Считали высокомерной, жесткой. Сейчас, как никогда, очевидно, что мне с вами всеми в одном городе не жить. Продам дом и перееду в Москву. Родители и брат помогут мне купить квартиру. Сыну дам то образование, какое и планировала. С мужем не получилось переехать в Москву, так я и без него все запланированное реализую.
Она замолчала. Глядя на Ольгу, ее лицо, чувствуя мощнейшую энергетику униженной, но не сломленной женщины, Надежде становилось страшно. За себя и свою будущую дочку.
Неожиданно Ольга улыбнулась, вероятно, своим мыслям, и вслух произнесла:
- Живите, Надя. Радуйте его маму внучкой… Ласки ему, видите ли, любви захотелось.



Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 26.12.2010 14:15:48
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Оставаться человеком

Морозный ветер бьет в лицо снежной крупой. Женщина телом загораживает от ветра девочку лет пяти. По дороге изредка проезжают автомобили. Женщина поднимает руку. Но автомашины не останавливаются.
Из-за поворота, притормаживая, выскакивает черный «Мерседес». В салоне два пассажира. Ветер резанул в боковое стекло крупой. Водитель и пассажиры видят, как женщина снимает с себя теплый платок и, наклонившись, укутывает в него ребенка. Сама остается с непокрытой головой. Выпрямляется и поднимает руку.
- Возьмем? – полуутвердительно говорит водитель.
- Нет, - рубит басок сзади и добавляет: - торопимся. Сажать и высаживать – только время терять.
Машина набирает скорость. Водитель в зеркало видит: женщина опускается на корточки и обнимает девочку.
- Евгений Иванович,- мягко баритонит второй пассажир, - все же надо было взять эту женщину. Холодно, ребенок. Может быть им в больницу.
- Э-э-э, Сергей Петрович, басит первый пассажир,- всех, кто на дороге стоит, не подберешь, не обогреешь, а в больницу пусть такси вызывает или «Скорую».
- Какое такси, какая «Скорая», женщина стояла у дороги на заброшенный поселок. Там уже несколько лет как телефонной связи нет. От Москвы двести километров, а разруха прямо послевоенная.
- Тем более, Сергей Петрович, о чем говорить? Значит она либо хохлушка, либо молдаванка. Наши в таком поселке жить не будут.
- Так-то оно так, Евгений Иванович, - да все же живой человек и тем более женщина… Придись нам …
- Нам не придется, не волнуйтесь!
- Как сказать, - помолчав, отвечает баритон, - человек ведь всегда остается человеком.
Вдруг «Мерседес» на большой скорости неожиданно делает на дороге зигзаги и резко тормозит.
- В чем дело, Володя? – недовольно спрашивает бас и швыряет под ноги сломанную от толчка сигару.
Водитель, не отвечая на вопрос, выскакивает на дорогу, становится на колени и лезет за переднее колесо рукой. Пассажиры, подняв воротники своих легких пальто, не договариваясь, вылезают из машины вслед за ним.
- Так в чем же дело, Володя?- вновь спросил бас.
Водитель что-то неразборчиво говорит себе под нос. Понятно одно слово: «болт».
- Так, где же он, этот чертов болт? – сердится Евгений Иванович.
- Выпал. Я в багажнике посмотрю, а вы пройдите метров десять по дороге, может, найдете его, - предложил водитель.
Шеф, нахохлившись от обжигающего ветра, бредет по дороге, внимательно глядя под ноги.
Володя смотрит ему вслед, усмехается, перемигивается с другим пассажиром, уверенно открывает дверцу и садится на свое место. «Мерседес» развернулся и мимо ошарашенного Евгения Ивановича помчался в обратную сторону - на десяток километров назад, где у поворота стоит женщина с ребенком.
- Он что, очумел? – задыхаясь от возмущения, кричит Евгений Иванович.
- Не думаю, - отвечает Сергей Петрович.
- Так что же нам делать?
- Идемте потихоньку. На ходу, знаете ли, теплее.
- В какую сторону нам идти?
- Туда же, куда ехали, - в город на совещание.
Плотнее запахнув на груди воротники пальто, они медленно побрели по дороге. Евгений Иванович раза два пробовал голосовать, но, взглянув ненароком в лицо Сергея Петровича, больше не поднимал руки.
А Володя в это время терзал себя мыслями: «Снимет или не снимет с работы? Ну и черт с ним, пусть снимает. Пересяду на грузовик. Стану «дальнобойщиком»…
Женщина, когда остановилась иномарка, открылась дверца и прозвучало: «Садитесь», от неожиданности только плотнее прижала к себе девочку.
- Мне не туда, - замерзшими губами прошептала она. – Мне в город.
- Знаю. Садитесь. Вы замерзли. Я сейчас развернусь и доставлю вас в город. Садитесь же…
Сидя в машине, женщина молчала, но глаза ее с благодарностью глядели на водителя.
Вскоре прежние пассажиры тоже молча сели в догнавшую их машину. Они молчали даже тогда, когда водитель сделал изрядный крюк, чтобы завезти женщину с девочкой в больницу.



Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 14.01.2011 09:28:40
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Осетинская лезгинка

Ларису Лисицыну близкие подруги и одноклассники звали «Рыжая», хотя она была больше брюнеткой, чем рыжей. Все дело было в фамилии.
Лара была сто процентной осетинкой. Кто ее осетинский отец, мать Тамара Михайловна, никогда не рассказывала. Самые близкие их родственники знали, что Тамару совсем молодой девчонкой, по настоянию отца, выдали замуж за одного из секретарей Северо-Осетинского обкома партии, который стал вдовцом после смерти жены во время родов. Ребенка, мальчика, спасти так же не удалось. Родители Тамары были односельчанами этого секретаря, который, как и они, был иронцем. Для осетин большое значение имеет происхождение человека и его вера. Иронцы – в основном православные и проживают в долинах. Дигорцы – мусульмане и проживают в горах. Горцы, одним словом. Говорят, иронцы и дигорцы на разных диалектах одного языка. Примерно, как русские с украинцами.
Тамара родила девочку Ларису и сбежала от нелюбимого мужа в Краснодар. Через два года она вышла замуж за простого русского парня Петра Лисицына, работавшего водителем грузовика. На этот раз по любви. Петр сразу же удочерил Ларису. Она стала Лисицыной Ларисой Петровной. Ее лицо типичной осетинки совершенно не соответствовало фамилии. Однако такие мелочи Лару совершенно не смущали. Да и что она могла изменить!
Родители недолго держали на Тамару обиду за ее ослушание. В день их с Петром регистрации, отец с мамой и половина села родственников вошли во двор дома, где они жили. Столы пришлось накрывать во дворе, поскольку в доме все просто не помещались. Естественно, родители и родственники приехали не с пустыми руками. Тут же зажарили привезенного барана, наготовили гусей, кур, поставили на стол осетинские пироги, без которых праздник – не праздник.
Жить стало значительно легче. Бабушка с дедушкой часто забирали внучку Ларочку к себе в село, где она играла с местными ребятишками и училась говорить по-осетински. Тамара закончила педучилище и устроилась в детский сад воспитателем. Через несколько лет она стала заведующей этого детсада. Своих детей у них с Петром не получилось.
Правду о своем настоящем отце Лара узнала, когда, после окончания школы, мама повезла ее в город Орджоникидзе поступать в местный медицинский институт. Когда Лара писала заявление, два члена приемной комиссии, мужчины немногим старше сорока, негромко беседовали на осетинском, бросая в ее сторону внимательные взгляды. Судя по всему, они были уверены, что девушка из Краснодара вряд ли владела осетинским языком. Они говорили, что впервые видят дочь первого секретаря обкома партии, хотя хорошо помнят историю его скандального развода с молодой женой.
После написания заявления с просьбой допустить к приемным экзаменам и сдачи соответствующих документов, председатель приемной комиссии отправил их с мамой домой.
В следующий раз Лара приехала в институт к началу занятий. В списках абитуриентов, принятых на первый курс, против ее фамилии стояли четыре жирных пятерки. Она все это время переживала, как же ее примут без сдачи вступительных экзаменов. Школу она закончила на «хорошо» и «удовлетворительно». Правда, четверок было значительно больше.
В деканат, куда она зашла выяснить в отношении общежития, тут же примчался ректор, который сказал, что рад и просто счастлив, что в институте будет учиться такая замечательная студентка, сдавшая все вступительные экзамены только на «отлично». Он вызвался лично проводить ее в общежитие, где поселил в отдельную комнату с новенькой мебелью. Кроме мебели в комнате стоял цветной телевизор (дома у нее был черно-белый) и холодильник. Ректор пояснил, что все, что есть в комнате, принадлежит Ларе, поскольку куплено ее… родственниками.
Ее осетинский отец за шесть лет учебы Ларисы в институте ни разу не сделал попытку встретиться с дочерью. Лара поняла, что это было условием ее мамы, которое отец безукоризненно выполнял. Тем не менее, забота отца чувствовалась во всем: учебе, отдыхе, увлечениях. Стоило ей записаться в хореографический кружок национального танца (по примеру институтских подруг, ставших через год занятий более стройными, приобретших гордую осанку и… более привлекательными для парней), как преподавать туда направили лучшего постановщика осетинских танцев, народного артиста автономной республики. Лара была стройной, красивой девушкой, с правильными чертами лица. Только нос слегка выделялся, хотя общего впечатления от ее привлекательной внешности не портил.
Будучи абсолютно аполитичной, Лара пару раз сходила на праздничные демонстрации, чтобы увидеть на трибуне своего отца. После этого она поняла, от кого ей достался несколько крупноватый нос.
К праздничному первомайскому концерту, когда Лара заканчивала третий курс, в ее хореографическом кружке готовился танцевальный номер. Ей в партнеры поставили студента с ее же потока - Бориса Будаева. Было странно смотреть, как этот здоровенный красивый парень с большой головой и бычьей шеей танцует лезгинку. Складывалось впечатление, что его ноги не касаются пола, как будто он порхает над сценой.
Танец лезгинка - это выражение души гордого, свободолюбивого, темпераментного, мужественного народа. Характер танца идёт от степенного до энергичного, он плавно переходит от грациозных движений к сложным техническим трюкам. В лезгинке свободно сочетаются скользящие, летящие движения, напоминающие полет сокола. Юноши в танце, словно горные туры, зависают в воздухе, в прыжках и сложных силуэтах. В многовековых кавказских традициях, где скромность и уважение юноши к девушке сохраняется до сих пор, неприлично выражать свои чувства и говорить о них публично. Поэтому свою симпатию они выражают в танце. Юноша и девушка танцуют на некотором расстоянии друг от друга. Взгляд юноши гордый, горящий. Весь танец он старается заглянуть девушке в глаза, девушка же не смеет поднять взор, но неустанно следит за его движениями, оценивая партнёра. Движения её выражают неприступность. В танце происходит своего рода игра. Если юноша приглянулся девушке, то она послушно плывет впереди, завлекая его за собой. Заканчивается танец обоюдным поклоном друг другу.
Когда Лара на генеральной репетиции вышла на сцену в национальном костюме, а Борис – в черкеске, с кинжалом на поясе, и они начали танцевать, у нее что-то екнуло в сердце, она почувствовала страшное желание прижаться к его мощной груди и раствориться в ней полностью, без остатка. Такое желание у нее возникло впервые. Ей стало стыдно своих мыслей. Она пару раз слегка сбилась с ритма. Борис посмотрел на нее своими большими миндалевидными глазами и, как ей показалось, все понял. Он улыбнулся. Это была улыбка тигра, сбившего с ног добычу и уже положившего на нее свою мощную переднюю лапу.
Со стороны они смотрелись просто великолепно. Это была самая красивая пара с каким-то притягательным магнетизмом.
С этого дня у Лары началась новая жизнь. Невзирая на предупреждения девчонок, говоривших ей, что Борис первый в институте кобель и испортил жизнь нескольким студенткам, Лара без остатка отдалась своей любви. Он так красиво ухаживал, так красиво говорил, он был таким умным и так много знал. Особенно о происхождении, истории кавказских народов и, в первую очередь, о подвигах Алан – осетин.
Его отец потерялся где-то на просторах Средней Азии с четвертой женой. Бориса воспитывали мама и старшая сестра. Он очень любил маму и обожал сестру. Еще он по-настоящему влюбился в Лару. Так он ей говорил. Она верила, потому, что чувствовала правду в его словах. Невзирая на свои габариты, Борис был нежным, чувственным, искусным любовником. Лара просто таяла в его объятиях. Она ничего не могла с собой поделать. Просто безумно любила его.
На четвертом курсе Лара сделала первый аборт. Они с Борисом, не скрываясь, жили в ее комнате.
- Бедная мама, - думала Лара, когда мама в очередной раз призывала ее быть осторожной при общении с молодыми людьми, - она не представляет даже отдаленно степень моего падения!
В конце пятого курса она сделала второй аборт. На летних каникулах Лара привезла в Краснодар Бориса, чтобы познакомить с мамой и папой Петей. К ее удивлению, мама спокойно отнеслась к рассказу дочери о своем парне, которого любит и уже живет с ним.
Еще больше Лару удивило, что мама также спокойно восприняла весь о том, что Борис – дигорец.
- Мы не в средние века живем, - сказала мама. Не важно, какой человек национальности и веры, важно, чтобы между людьми были любовь и понимание. Она знала, о чем говорила.
Этим же летом сыграли свадьбу. Скромную. Даже очень скромную. Борис не хотел играть свадьбу настоящую, осетинскую, с тремя, как минимум, сотнями гостей. Он, конечно, знал, что осетинский отец Лары имел возможность накрыть столы и на тысячу человек, но, как кавказский мужчина, не мог позволить, чтобы свадьбу делали только родственники невесты. У его мамы с сестрой таких средств не было. Поэтому в Орджоникидзе приехали из Краснодара родители Лары, а из родного села Бориса – мама и сестра. Борис с Ларой зарегистрировались в ЗАГСЕ, все посидели в ресторане, отметили и разъехались.
- Не переживай, говорил он Ларе, - когда родится сын, у нас вся Осетия будет сидеть за столом!
Но у них родилась дочь. Потом вторая. Это случится через несколько лет. После длительных курсов лечения Лары. Аборты напомнили о себе.
Медицинский институт Лара окончила со специальностью гинеколога, а Борис - хирурга.
Бориса сразу же призвали в армию в качестве военного хирурга. Направили в воинскую часть в Красноярске. Вернее в закрытый военный городок недалеко от города. Лара, естественно, поехала с ним. В гарнизоне работы для нее не оказалось. Она была просто женой: готовила, убирала, стирала, ходила в единственный гарнизонный магазин. По выходным они выбирались в Красноярск. Ходили в кино, заходили в ресторан, закупали продовольствие на предстоящую неделю. Борис, будучи офицером, получал хорошую по тем временам зарплату – порядка трехсот рублей в месяц. Ларе удавалось часть денег откладывать.
Долгими сибирскими вечерами Борис рассказывал ей, городской жительнице, воспитанной русским папой в русском городе, о традициях и обычаях осетинского народа.
Он хорошо говорил на иронском диалекте, в то время как Лара практически не понимала дигорский. Борис учил ее своему родному диалекту. По-доброму смеялся над ее произношением. Говорил, что иронцы, дигорцы и кударцы (южные осетины) составляют единый народ, народ-воин, потому что все племена аланов чтут и соблюдают древние народные обычаи и традиции. Он рассказал о священной роще Хетага.
Во второе воскресенье июля осетинский народ отмечает один из главных национальных праздников - День Святого Хетага. В основе праздника лежит древнее предание, согласно которому Хетаг против воли своих родственников одним из первых в Осетии принял христианство. Преследуемый разгневанными близкими, обессилевший, он обратился к небесам с просьбой о помощи, и тогда от леса, покрывающего склоны близлежащих гор, отделилась роща и укрыла его. Прогалину в лесу, которая по контурам повторяет отделившуюся рощу, называют дзуаром (святилищем). Раньше приходить в рощу разрешалось только мужчинам, но в годы Великой Отечественной войны помолиться за своих сыновей, братьев, мужей туда стали приходить и женщины.
Лара впервые узнала, что ежегодно в рощу Хетага стекается более 50 тысяч жителей республики - иронцы, дигорцы и кударцы. Они приезжают в рощу с куском мяса из реберной части барана или говядины и традиционными тремя пирогами, начиненными осетинским сыром. У одного из многовековых деревьев, которых здесь очень много, люди возносят молитвы Всевышнему. Они просят о мире, о здоровье, о помощи в делах. Дерево с самых ранних времен стало объектом культа. Оно произрастает из почвы и является символическим олицетворением плодородия той почвы; во-вторых, само является плодоносящим; в-третьих, листопадом и облачением в зелень оно изображает смерть и возрождение природы. На самом нижнем ряду мирового дерева расположен загробный мир.
Роща Хетага считается неприкосновенной. Никто не имеет права рубить здесь лес, выносить плоды или убить дичь. Благодаря этому суеверному страху, чудесный лес — народный заповедник и памятник природы - сохранился до наших дней. В рощу Хетага приезжают семьями или даже целым двором или улицей.
После возвращения из рощи люди продолжают отмечать праздник дома.
Говорил Борис образно и красиво. Лара слушала его и восхищалась кругозором и эрудированностью своего мужа. Он продолжал.
- Сам Николай Рерих говорил: «Счастливы должны быть осетины, измеряя славные корни свои». Он имел в виду, что аланы являются потомками скифов и сарматов, а известные в Европе кельты – потомками алан. Не случайно французский ученый Жорж Дюмезиль обнаружил поразительное соответствие между осетинским эпосом и преданиями кельтов.
После таких бесед Лара какое-то время чувствовала себя частицей осетинского народа. В то же время она понимала, что остается по менталитету и воспитанию русской.
На следующий год Лара с Борисом ездили в Краснодар хоронить русского папу Петю. У того случился инсульт. Врачи сделать ничего не смогли.
Через два года совместной жизни, когда Борис стал уже проявлять беспокойство по поводу того, что жена не родила ему сына, не взирая на продолжительное лечение, Лара обрадовала его известием, что она забеременела. Рожать она собралась у мамы в Краснодаре.
Перед отъездом в ее семейной жизни прозвучал первый тревожный звонок. Борис стал поздно приходить с работы и часто оставаться на ночные дежурства. Говорил, что в поликлинике есть тяжелые больные и его присутствие необходимо. Лара насторожилась. Стала наводить справки. Оказалось, что никаких больных не было, а ее муж зачастил в гарнизонный магазин, где завел роман с заведующей. Поначалу Лара пришла в отчаяние. А потом, поразмыслив, решила без боя Бориса не отдавать первой встречной продавщице. Сначала она высказала все мужу. Тот категорически не признавал, что изменяет Ларе. Твердил одно:
- Лара, ты моя единственная любовь. Мне никто больше не нужен. В магазин заходил только для того, чтобы заказать книги об истории кавказских народов. Потом заходил, чтобы взять эти книги. Вот они стоят на этажерке. Новые книги действительно на этажерке стояли.
- Хорошо, Боря. Но, если еще раз узнаю о твоих ночных «заказах» книг не обижайся на меня.
Через неделю Борис предупредил, что задержится на работе. Лара решила ничего не говорить ему, а проверить где он «работает». Сказано – сделано. Дождавшись девяти часов вечера, когда заиграла музыкальная заставка программы «Время», Лара отправилась к магазину. Здание было одноэтажным и было нетрудно заглянуть в окна, где горел свет. Она увидела накрытый спиртными напитками и закусками стол, за которым сидела теплая компания. Ее муж в это время произносил тост. В этом вопросе он был большим специалистом. У Лары моментально созрел план.
Борис вернулся домой в четыре утра. Был злым и раздражительным. Лара слышала, как он на кухне ставит чайник на электроплиту. Она встала и зашла на кухню.
- Как дежурство? Никто не умер?
- Лара, не надо издеваться. Я знаю, что это твоя работа.
- О чем это ты?
- Нам в милиции сказали, что дежурному позвонила гражданка Будаева и сообщила, что в магазин забрались воры. Мы хорошо сидели, отмечали день рождения заведующей магазином – Дарьи Михайловны, как ворвались сотрудники милиции и всех в наручники. Пока разобрались, что к чему, пока приехал дежурный по гарнизону и забрал меня, я сидел в обезьяннике!
- Как ты могла родного мужа в милицию сдать? Если бы мы жили в Осетии, с тобой даже женщины перестали бы здороваться!
- Если бы мы жили в Осетии, то с тобой и мужчины, и женщины не здоровались бы, обманщик и изменник!
Случился первый в их семейной жизни скандал.
Через неделю Лара уехала к маме в Краснодар. Через месяц ей предстояло рожать. Роды были тяжелыми, но все закончилось с минимальными повреждениями. Девочка была похожа на отца, только носик был аккуратный, не мамин и не папин. Личико ее походило на школьную подругу Лары - Лизу, когда та была совсем маленькой. Лара направила Борису телеграмму о рождении девочки и предложением назвать ее Лизой в честь подруги, которую он также знал и уважал. Как и ее мужа Степана, историка и журналиста.
Его ответ озадачил Лару: «Называй, как хочешь. Когда родится сын, буду называть я». Ни поздравлений, ни вопросов о здоровье. Лара бросила телеграмму на стол и расплакалась. Ей стало горько и обидно. Мама прочитала телеграмму и принялась успокаивать дочь.
- Все кавказские мужчины хотят сыновей. Успокойся доченька, когда он увидит нашу Елизавету, то сразу же полюбит ее.
Когда через три месяца Борис приехал в отпуск, он дочку не полюбил. Он вообще не подходил к кроватке и не смотрел на Лизу. Лара уходила гулять с дочкой в парк, садилась на лавочку в самом удаленном, укромном уголке, за кустами и плакала.
Тамара Михайловна видеть не могла своего зятя. Всячески подчеркивала свое отношение к нему. А тому - как с гуся вода. С утра набирал газет и журналов, заваливался на диван и читал. С пачкой газет уходил в туалет и запирался на полчаса. Санузел был совмещенный. Пока он там заседал, нельзя было ни ребенка подмыть, ни пеленки простирнуть.
Когда теща в открытую стала критиковать зятя за такое поведение, Борис собрался и уехал к маме в Осетию. У Лары от переживаний пропало молоко. Лизу перевели на искусственное питание.
Через неделю он вернулся в хорошем настроении.
- Лара, я решил уволиться из армии. Трехлетний контракт закончился. Продлевать его я не буду. Моя мама болеет, сестре тяжело. Твоя мама осталась одна и также моложе не становится. Надо жить, если не вместе с родителями, то рядом. Наш долг помогать родителям. Потом, посмотри, что в стране происходит: гласность, перестройка, разрешили кооперативы открывать. Мы с тобой врачи и у нас появилась возможность нормально и легально зарабатывать на частной практике. Что скажешь?
У Лары возражений не было. Здесь она могла приступить к работе по специальности. Было с кем Лизоньку оставить. Она понимала, что его маме с сестрой будет значительно легче, когда Борис будет жить рядом. Как морально, так и материально. Она сказала:
- Я не возражаю. Когда ты намерен в Красноярск лететь?
- Через пару дней и полечу. Схожу сегодня за билетами. Напишу рапорт, соберу и отправлю сюда вещи.
- А если продавщица не отпустит тебя?
- Не надо Лара. Не нужна она мне. Какое-то наваждение случилось. Зов природы. Мне только ты нужна.
Борис улетел в Красноярск. Лара позвонила лучшей подруге, чтобы Лиза зашла к ней, когда позволит время. Этим же вечером Лиза слушала рассказ о ее с Борисом семейной жизни. Чтобы Тамара Михайловна не прерывала своими комментариями, они пошли в скверик погулять с ребенком. В результате Лиза предложила план, каким образом Бориса приобщить к отцовским обязанностям.
Как только Борис вернулся в Краснодар, Лара сказала ему, что дочку следует крестить. Крестной мамой согласилась стать ее подруга Лиза. Крестного папу она предложила выбрать Борису. Тот, недолго думая, назвал своего однокашника по институту, грузина Вахтанга, работавшего в настоящее время врачом-реаниматологом в одной из городских клиник.
Крещение дочери и небольшой банкет по этому поводу решили организовать в ближайшую субботу. По настоянию Лары Борис пригласил на крестины маму с сестрой.
Субботним утром в квартире Тамары Михайловны было шумно. Пришли Елизавета с мужем, приехали из Осетии мама с сестрой. Борис был в хорошем настроении, так как ему всегда нравились шумные компании. Ждали Вахтанга, который должен был подъехать на личных «Жигулях», чтобы отвезти женщин и малышку в церковь. Борис заказал такси для мамы с сестрой и для себя со Степаном.
Лара нарядила Лизоньку и отдала ее подруге, пока приводила себя в порядок. Борис со своими родными стоял в коридоре и что-то, активно жестикулируя, рассказывал сестре. Елизавета подошла к ним и попыталась надеть туфли, держа девочку на руках. Было явно неудобно надевать обувь с ребенком на руках. Сестра Бориса повернулась к Лизе, чтобы взять малышку. Однако та протянула ребенка Борису. Тому ничего не оставалось, как взять дочку на руки. В это время во дворе просигналила одна из автомашин. Борис топтался, поджидая, когда Лиза наденет туфли, а у той, как назло, что-то застопорилось. Видя, что людей в коридоре собралось много – Тамара Михайловна с Ларой и Степан стояли, собранные к выходу – мама Бориса подтолкнула его под локоть со словами:
- Давай выйдем во двор. Не будем устраивать затор в коридоре.
Борис с дочкой на руках, его мама с сестрой и Степан вышли на лестничную площадку.
Лиза выразительно посмотрела на Лару и тут же ее ноги легко вошли в туфли. Тамара Михайловна во все глаза смотрела на них, не понимая, каким образом девочка оказалась на руках у зятя. Самое главное, он взял ее. Впервые за четыре месяца.
С этого дня в семейной жизни Лары многое изменилось. Борис стал проявлять отцовские чувства к дочери, переживал, если у Лизоньки болел животик или поднималась температура. Как-то раз Лара приболела, так он, видя, что теща собралась гулять с внучкой, остановил ее словами:
- Тамара Михайловна, вы лучше Ларе чайку с малиной сделайте, а с Лизой я погуляю. Вынес коляску во двор и покатил в скверик. Когда за ним закрылась дверь, Лара разрыдалась. От счастья. Мама успокаивала ее, а сама шмыгала носом, утирая слезы.
Борис работал хирургом в одной из городских клиник. Заработки были небольшие. Он много читал специальной литературы. Однажды вечером, когда Лизоньку уложили спать, они вдвоем сидели на кухне. Борис читал и делал в тетради записи, Лара вязала костюмчик подросшей дочке.
- Заешь, Лара, - сказал Борис, - я пришел к выводу, что мне необходимо сменить специализацию. Буду переучиваться на пластического хирурга. Я все просчитал. Люди стали больше зарабатывать. Те, у кого собственные фирмы, зарабатывают очень прилично. Они готовы тратить деньги на себя, свое здоровье, свою внешность. Особенно женщины.
Открою кабинет в нашей клинике, а со временем свою клинику организуем. Будем работать на себя. Дадим дочери медицинское образование и приобщим к нашему делу.
Лара не возражала. Больше всего ее радовало, что Борис строит планы ради будущего Лизы.
Вскоре Борис уехал в Москву на курсы пластических хирургов. По возвращении, через пару дней уехал в Татарстан. Через неделю вернулся с лицензией от Духовного управления мусульман на право делать обрезание.
- Ты не смейся, улыбаясь, - говорил он Ларе. Сейчас все больше людей возвращается к традициям и верованиям своих народов. Поскольку я сам из мусульман, то ко мне обращались с просьбой сделать мальчикам обрезание. И не только мальчикам, но и взрослым. Предлагают хорошие деньги. Но для проведения таких операций требуется два условия: быть самому обрезанным и иметь лицензию от мусульманского духовенства.
- Так ты, что, тоже… обрезал? - Ахнула Лара.
- Конечно. Что по-твоему я неделю делал в Казани? Отец мой сбежал, когда я был маленький, а мама меня пожалела и не отдала родственникам-мужчинам, когда время пришло. Пришлось сейчас делать.
Как и планировал Борис, в клинике открыли кабинет пластической хирургии. Не сразу, но люди стали обращаться с разными проблемами. Серьезно и вдумчиво относился Борис к каждой предстоящей операции. Чтобы научиться делать малозаметные швы, он покупал свинину со шкурой. Резал шкуру и зашивал, резал и зашивал. В результате упорных тренировок, наложенные им швы трудно было увидеть на теле человека. Особенно ценили это женщины, составлявшие основной контингент его пациентов.
У него появились деньги. Он все отдавал Ларе. Оставлял себе только на карманные расходы.
Прошло два года. Борис набирал обороты. Его имя знали и стремились попасть к нему на прием. Он стал задумываться об открытии собственной клиники. Просчитывал, сколько ему необходимо денег на приобретение здания и необходимого оборудования.
Лара решила выйти на работу, чтобы помочь мужу в сборе необходимых денег. История с продавщицей стала забываться. Как вдруг она почувствовала, что с Борисом творится что-то неладное. Он вновь стал задерживаться на работе, принес значительно меньше денег, чем обычно.
Для Лары вновь прозвучал тревожный звонок. Она навела справки. Ее худшие подозрения подтвердились: муж загулял с молоденькой медсестрой. Она устроила ему скандал. Пригрозила, что его Анфиске всю физиономию поцарапает, чтобы не соблазняла женатых мужчин.
Борис, как и в прошлый раз, говорил, что любит только ее, а это просто временное увлечение. В общем, несерьезно. Его единственной женщиной была, есть и будет только Лара.
Своей подруге Лизе она сказала, что задумывается о разводе. Та предложила не спешить, все как следует обдумать.
- Знаешь, Лара, мне рассказали про одну сильную гадалку. В Нальчике живет. Может быть, тебе съездить к ней. Я позвоню коллеге, которая рассказала о ней и возьму адрес.
- Что ты теряешь? Ничего. А польза может быть.
Лара поехала к гадалке. Та приняла ее приветливо. Пригласила к столу, угостила чаем. Не задала ни одного наводящего вопроса. Разложила карты, взглянула на них и стала рассказывать.
- Ты сейчас думаешь о разводе с мужем. Выслушай прежде меня, а потом поступай, как знаешь. Муж любит тебя и никогда не бросит. Он не уйдет, даже если ты его выгонять будешь. Свою жизнь без тебя он не мыслит. Гулять с женщинами будет всегда. Он по своей природе самец. Каждые два-три года он будет испытывать такой зов природы, такую тягу к другим женщинам, что устоять не сможет. В следующем году ты забеременеешь. Рожай обязательно. Будет девочка. С ней вы с мужем будете доживать старость. Будете жить долго и умрете в один день.
…Прошло двадцать пять лет. Четверть века пролетело, как один день. Пластического хирурга Бориса Будаева знал весь Северный Кавказ. И не только. Некоторые его операции изучали врачи в Италии, Франции, Израиле. Само собой – в Москве. О нем писали в специализированных журналах, снимали документальные фильмы.
Уже много лет, как он имел собственную клинику, в которой с ним работали жена и младшая дочь Тамара. Анестезиологом был его кум Вахтанг. Он же - врачом-реаниматологом. Старшая дочь Бориса – Лиза – уехала в Москву и, после окончания ординатуры, устроилась на работу в одну из престижных клиник. Когда она училась в медицинском университете, отец стал учить ее своим приемам работы. Вначале она ассистировала ему, а на старших курсах он доверял ей самостоятельную работу. Все, что умел он сам передал ей. В Москве от пациентов у нее не было отбоя. Она познакомилась с хорошим парнем. Дело у них шло к свадьбе.
Все его коллеги-врачи знали, что у доктора Будаева три степени оценки их мастерства: моя Лиза сделает это лучше, сделает также или, высшая степень похвалы, Лизу этому надо подучить.
Тем не менее, своей жене Ларе он говорил, что Тамара талантливее не только Лизы, но и его самого. Ей он доверял самые серьезные операции с первых курсов ее учебы в медицинском университете, которую она сейчас успешно заканчивала.
После смерти Тамары Михайловны, Борис выкупил все квартиры на площадке, объединил их в одну большую квартиру. Оформил все на имя Лары. Как и клинику. Он был совершенно безразличен к вопросам собственности. Совершенно не ориентировался в хозяйственных вопросах. Не любил водить автомашину. Обеим дочерям купил по престижной иномарке, а сам изредка выезжал на своей старенькой «Волге» ГАЗ-24. Единственным любимым делом его жизни была работа. И женщины.
После возвращения от гадалки Лара сказала мужу, что если он вздумает гулять, то она ругаться не будет. При одном условии: деньги из семейного бюджета на любовниц не тратить. Борис в очередной раз заверил жену, что ни о каких загулах он не думает. Тем более о тратах семейного бюджета.
Естественно, Борис ходил на сторону все эти годы. Только однажды Лара устроила скандал, когда он потратил на очередную любовницу значительную сумму денег. Лара выяснила, кто его новая пассия, встретила ее на улице и так ударила в лицо, что сломала той нос, а себе указательный палец. Борис попытался урезонить жену, чтобы не позорила его подобными поступками - и нарвался на крупнейший скандал. Правда, с этого дня он стал осторожнее обращаться с расходами на любовниц.
Лара за эти годы мало изменилась внешне. Она следила за собой, своей фигурой. Ее одежда увеличилась всего на один размер по сравнению со студенческими годами. Одевалась она современно. Денег на дорогие, красивые вещи не жалела.
Внутренне она изменилась значительно. Стала грубее в разговоре, могла использовать нецензурные выражения, много курила. Отдавала предпочтение крепким спиртным напиткам.
Борис любил ходить с женой на различные торжества. Безо всякого повода водил ее в рестораны. Ему нравилось, когда она приглашала в ресторан своих подруг или коллег с работы. Был со всеми любезен и внимателен. Постоянно спрашивал, кому что нравиться. Если кто-то говорил, что нравиться какое-то блюдо или вино, он тут же заказывал десяток блюд или бутылок. Обожал танцевать с Ларой национальные танцы. В отличие от жены он значительно раздался в размерах, но танцевал так же легко, как и в юности.
В лезгинке они по-прежнему были великолепны.



Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 17.01.2011 21:44:49
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Жить быстрее времени или сказка о коммунизме


Они сидели у конюшни. Пятеро мальчишек девяти – десятилетнего возраста и одноногий конюх. Добровольные помощники инвалида просили рассказать сказку.
- Их женить пора, а им сказку подавай, - усмехаясь, говорил конюх, ероша то одному, то другому мальчишке отросшие за лето волосы. – Чубы завели в пору настоящим женихам… Так - то. А вот он, Андрей, наголо стригся, не любил лохматых.
И замолчал, вглядываясь в зеленые квадраты кварталов села, лежащего внизу перед ними. В массиве садов угадывались кое-где дома по пламенеющим от солнца выступам черепичных крыш.
- Да-а, - протянул, казалось ни к месту, конюх, - а лет пятнадцать назад ничего этого не было.
- Дядя Федя – тормошили ребята, - начали про Андрея, так договаривайте.
- Не спешите. Читал вот я недавно книжку. Один ученый англичанин изобрел машину времени. И полетел на ней в миллионы лет вперед, поглядеть, какая жизнь на земле стала. Мрачную жизнь он увидел. Без солнца. Мохнатые чудища ползают по черной земле… Надо же было дурню голову ломать, изобретать черте что. Лучше бы цветы или сады сажал. От них радость в душе и людям на пользу. Попадется вам эта книжка – не верьте, что на земле такое может статься. Земля всегда будет цвести, и люди хорошеть будут. Так он и говорил, Андрей, дружок мой фронтовой.
Дядя Федя снова приумолк, а ребята, раззадоренные, опять затормошили его, прося рассказать дальше. И он продолжал:
- После войны, любил мечтать Андрей, как только разобьем гитлеров этих, люди будут сами себя опережать, опережать свои возможности и время. Таким громадным будет желание быстрее отстроить жизнь. Сделать ее такой, ну, какой она должна стать при коммунизме. И сады чтобы кругом, виноградники. Любил Андрей сады. Агрономом по мадам хотел стать. Так вот, ребятки мои хорошие.
Тепло становилось от слов Андрея. Из других взводов приходили солдаты слушать такие разговоры. И медсестра приходила. Чаще других. Сядет в уголке, подопрет щеку кулачком и глаз с Андрюши не сводит. Подружились они. Чисто так подружили. Да ненадолго. В одном бою нас обоих ранило. Меня в ногу, а его в грудь. Обоих нас тащила из боя его подружка – сестра медицинская. Протащит одного до ближней воронки, положит и за другим лезет. Так и тащила по очереди - то его, то меня. Вижу – хочется ей побыстрее Андрея вытащить. Без сознания он был. Тяжело ранен. «Я как-нибудь сам, - говорю, - ты его тяни скорее». «Нельзя, - отвечает, что он потом мне скажет? Вы же друзья».
Умер он. Не приходя в сознание. Под яблоней в саду мы его похоронили. Глубоко, знать, запали Андрюшины мечты в сердце медицинской сестры. Она, горожанка, после войны приехала в село. Виноград выучилась выращивать. Мальчишку из детского дома взяла. На Андрея он чем-то был похож. Так и живет. Мальчишку и виноград растит. Другие когда-то, еще, может, в семидесятом году добьются таких урожаев. А она уже сейчас, считай, на вторую семилетку работает. Впереди времени идет.
- Так это же тетя Настя наша! – закричали ребята. – Она на агронома в этом году учебу кончает.
- Она, - подтвердил конюх, закуривая сигарету. – Вы и не знали, небось, что она такая! Да не одна она. Много тех, кто быстрее времени живет, как в сказке. Вот и вы подрастете – также такими быстрыми будете. И жизнь настанет не жизнь, а сказка. Так-то…
Шел 1962 год. Мне было восемь лет. В Советском Союзе строили коммунизм.



Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 02.02.2011 18:50:05
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Ласточка

Она часто приезжала к моему отцу в гости, а жила – с мужем и дочерью-школьницей – в Симферополе. Хорошо запомнился ее первый к нам приезд. К дому подъехал «Москвич-408», с рычагами на рулевом колесе - сцепления и тормоза. У моего дяди по линии мамы была мотоциклетная коляска точно с таким же управлением. Он был инвалидом войны. Поэтому я решил, что за рулем автомашины – тоже инвалид. Однако высокий красивый мужчина, сидевший на месте водителя, слишком бодро вышел из автомобиля, открыл багажник, вынул инвалидную коляску, подкатил ее к задней двери и помог пересесть женщине, у которой не было обеих ног до бедер и левой руки до плеча. Инвалидом была она. Так я впервые увидел Ласточку. Какая она была красивая и веселая!
Когда гости вечером уехали, я не отставал от отца, пока он не рассказал, кто эта женщина, и почему она – Ласточка.

Вот его рассказ.

Не знаю, видимо, некоторые из нас, по неизвестным доныне науке обстоятельствам, появляются на свет - сразу с огромным запасом душевных сил, жизнерадостности и неиссякаемой бодрости. К таким индивидам можно отнести и Таню. Рассказывают, что на другой день после ее рождения - родная бабка ее, придя пешком из другой деревни за двадцать километров и разглядывая красный комочек в кроватке, с гордостью сказала:
- Вот она какая у нас… Ласточка!
Так ее и стали звать – Ласточка. Редко, кто называл ее по имени или фамилии. Даже в школе учитель частенько забывался и попросту говорил:
- Ласточка, к доске.
Надо сказать, называть ее иначе язык не поворачивался. Ласточка, как есть ласточка. Быстрая, веселая, общительная щебетунья. Лицо - белое, кудри - каштановые с непередаваемыми искорками-блестками, словно посыпанные алмазным порошком. Нос чуточку вздернутый, губы малость припухшие с четким вырезом, брови черными стрелами летят вверх, точно крылья ласточки при спуске к гнездышку.
Всё это придавало ей вид веселой бесшабашности и неудержимо влекло к ней людей – сверстников и взрослых.
Таким, как Ласточка, от всего сердца желают безоблачных дней в жизни, про таких говорят, что они родились в «рубашке», и таких страшно тяжело, просто невозможно обидеть.
Да ее и не обижали. Обида пришла к ней позже, и с той стороны, откуда не ждали. Мы с Таней были соседями. Я был старше ее всего на два года. С раннего детства мои воспоминания связаны с ней, Ласточкой. Дело в том, что у нее не было братьев и сестер. Я был ей вместо старшего брата. Защищал ее, приглядывал за ней в школе, зашнуровывал ботинки и даже заплетал ленту в ее искрометные кудри.
Всеми своими тайнами и горестями она чаще делилась со мной, чем с подругами.
Может быть, ничего и не было бы плохого в ее судьбе, не уйди я в армию. После окончания десятилетки меня призвали. Таня училась тогда в восьмом классе в той же школе.

- Видел, какая она сейчас? – спросил меня, прервав свой рассказ, отец.
- Видел. Красивая.
- А тогда она была в сто раз краше!

Отец продолжал.

Поклонников, как и записок от них, у нее было много, но предпочтение она оказывала одному пареньку – Толику Благодатному. Отец его работал кладовщиком в колхозе, и жили они весьма обеспеченно. Сам Толик в то время оканчивал техникум электросвязи в Запорожье.
Конечно, я был в курсе всех их дел. Парень он неплохой, но с гонором, как большинство маменькиных сынков, воспитанных в зажиточных семьях. От военной службы он был освобожден по какой-то болезни.
В письмах, которые мне писала Ласточка, чувствовалась какая-то недоговоренность, метания, и по некоторым обмолвкам я понял, в чем дело. В директоре школы было дело. Есть еще, к сожалению, на должностях старших воспитателей, так называемых наставников молодежи, подлецы-красавцы, холодные эгоисты, любящие срывать недозревшие ягоды. Они доклады громкие делали о моральном облике советской молодежи, они в почете у начальства, безукоризненно вежливы и любезны с учениками и родителями учеников, а в душе у них сидит холодная и скользкая гадина.
Этот самый директор – Алексей Викторович – был несколько раз женат, но не упускал случая поиграть в кошки-мышки с хорошенькими ученицами.
Чем он их завлекал, не знаю, знаю только, что некоторые хорошие девчата из старших классов неожиданно бросали занятия и уезжали неизвестно куда. Мы-то, ребята, знали, что уезжали они с разбитой верой в людей и знали причину этой душевной травмы. Мы не раз хотели набить директору морду или рассказать о его грязных делах в райкоме партии. Однако, кто бы нам поверил, если ни одна из обиженных девчонок не соглашалась пойти с нами, а наоборот руками и ногами открещивались от правды. Он, сукин сын, играл на этом, знал, что вряд ли кто-то из школьниц рискнет рассказать о своей беде.
Этот самый Алексей Петрович и смутил душевный покой Ласточки. Потом она мне все рассказала. Смутить – то смутил, да не на такую нарвался. С носом остался, да еще пощечину заработал.
Конечно, Ласточка вынуждена была уйти из школы и вскоре вышла замуж за окончившего техникум Анатолия. С ним уехала на Кубань, на строительство новой линии связи, что прокладывалась высоко в горах неподалеку от Майкопа.
Квартировали они на небольшом полустанке. Анатолий часто уезжал к монтажным бригадам на линию, и ей, молодой женщине, любящей веселье и общество людей, было скучно одной. Она все больше стала скучать по Крыму, родной речке, садам и тополям над ней.
Однажды она не выдержала. Не спрашивая мужа, поступила в местный колхоз счетоводом. Ей стало лучше. Кругом люди, время бежит незаметно. Она готовилась стать матерью.
Эти перемены в жизни так подняли ее настроение, что Анатолий в редких письмах жаловался мне: «Моя непутевая женушка, Ласточка, превратилась в какую-то бешеную птичку: беспрерывно поет, выплясывает, шьет распашонки и фантазирует о дочери-артистке. Обязательно о дочери и обязательно народной артистке. На меньшее она не согласна. На сына так же не согласна – вынь да положь ей дочку, как будто это от меня зависит. Я уж не спорю с ней, пусть «тешится».
Эту искреннюю, веселую женщину-девочку ожидал случай, который перевернул всю ее дальнейшую жизнь.
Был конец мая. В обеденный перерыв побежала она примерить платье к портнихе, а та жила на другой стороне железнодорожной линии.
Перебежала она линию, а тут из туннеля выскочил поезд. Паровоз загудел сипло, неприятно загудел, так, что озноб пробежал по спине. Передернула Ласточка плечами и оглянулась еще раз. Вдруг видит: на рельсах сидит девочка в розовом платьице.
Страшно закричала Ласточка и бросилась назад, к девочке. Схватила ее, отбросила, и тут ее толкнуло, потащило…
Очнулась уже в Майкопе в больнице. Первый ее вопрос был о той девочке.
- Жива, жива, милая, - ответила женщина в белом халате и почему-то сразу отвернулась. Остальные медработники – их было человек пять у кровати – переглянулись.
Один из них, старший по возрасту, убирал мешающий ей смотреть локон волос, нависший над глазом. Пальцы у него дрожали.
- Ты не расстраивайся, деточка, все будет хорошо, - сказал он.
- Я знаю, - она попыталась улыбнуться, - только почему я не могу пошевелиться?
- Пока нельзя, деточка, потерпи.
- Я потерплю. Вы не волнуйтесь, доктор, я все вытерплю.
И вытерпела. Узнала, что ребенка, дочки, у нее не будет,- вытерпела. Ей отрезали левую ногу до колена и кисть левой руки – вытерпела.
Начались осложнения. Ее самолетом отправили в Краснодар. Там она еще год пролежала в больнице. Левую ногу отняли совсем, левую руку до локтя и до колена правую ногу.
Самолетом же ее доставили потом к нам домой, в деревню, к матери, на отдых под лечебным надзором.
Представь себе, за полгода, что она провела дома, никто не видел у нее слезинки на гл азах.
Ты знаешь, что представляют собой некоторые деревенские женщины. Ахают, соболезнуют: молодая, мол, ты, красивая, а калека. Кому ты нужна такая? Родной муж отказался, как ты будешь жить, если матери не станет?! Здорового человека такими словами можно в петлю загнать, а она, Ласточка, смеется.
- Красота, - говорит, - со мной осталась. Красота не в ногах, а рука одна есть целиком, притом правая. Видите, как я вышиваю и пишу. Не пропаду. Государство поможет. А дети, что ж! Я считаю, что у меня есть дочка. Та, что в розовом платьице. Кто знает, может быть, у меня еще будут дети. Как Бог даст!
Через полгода повезли ее в клинику в Киев. Там опять свалилась на нее беда, но уже другого порядка.
Вызвали на консилиум профессора одного, солидного мужчину лет под пятьдесят. Увидел он Ласточку и растерялся. Глаз отвести не может. Побледнел. Стоит, как статуя, и на Ласточку дикими глазами смотрит.
Заметили коллеги явно ненормальное состояние профессора, переглянулись, потом один говорит:
- Вы чем-то расстроены, Павел Никанорович, может отдохнете немного?
- Да, да, - очнулся тот, - извините, легкое головокружение. Если позволите, я на минуту выйду.
Вскоре он вернулся, осмотрел Ласточку, а сам нет-нет да и взглянет на нее. Странно так взглянет: удивленно и вопросительно. Словно сам себе не верит.
Ушли доктора. И профессор ушел. Часа через два, однако, вернулся с пакетом фруктов. Сел на стул около кровати Ласточки, спрашивает:
- Скажите, Таня, вы действительно в Крыму родились? Расскажите, пожалуйста, о себе. Мне это необходимо. Для душевного спокойствия.
Ласточка стала рассказывать и почувствовала, что профессор словно не верит ее рассказу. Или не хочет верить. Время от времени он вглядывался в нее и тут же отводил глаза. Потом встал, вежливо простился и ушел.
В дальнейшем не проходило дня, чтобы он два-три раза не забежал к Тане в палату. Попросту садился к Ласточке на кровать, чистил ей фрукты и кормил, как маленькую. Поначалу Таня стеснялась, потом чутким сердцем женщины поняла, что стеснение огорчает Павла Никаноровича. Стала подчиняться мелким его капризам, вроде кормления кусочками фруктов из его рук, заметив, что доставляет этим ему большое удовольствие.
Уходил он от Ласточки веселый, помолодевший. Она не знала, что и думать о странностях профессора. Мучилась этим.
«Зачем я, обрубок женщины, нужна ему? – размышляла она. Что он во мне находит особого?»
«Может, у него своеобразная извращенность?» – пугалась она. Ласточка где-то читала о подобных вещах, слышала, что пресытившиеся красотой находят болезненное утешение в уродстве. Порою ночами не спала она от таких мыслей, хотя профессор не подавал повода думать о нем плохо. Наоборот, всегда был ласков, услужлив, весел и вежлив.
- О чем ты вздыхаешь, красавица? – спросила как-то после ухода профессора санитарка, убирая палату. – Не думай плохого, детка. Павел Никанорович светлой души человек. Я его давно знаю.
- Мария Степановна, - решилась вдруг Ласточка, - почему он ко мне не так, как к другим относится? Зачем я ему?
- А ты не знаешь? Он тебе не говорил?
Женщина присела на стул, пытливо вглядываясь в Ласточку.
- Так… Значит, не хочет говорить? Что ж, его дело. По-моему, напрасно не хочет. – И, помолчав, сказала с ударением: - Однолюб он, Павел Никанорович, однолюб, а ты, деточка, как две капли воды схожа с его покойницей женой Ольгой Викторовной. Я сначала и то испугалась, увидев тебя: вся как есть похожа ты на Ольгу Викторовну, земля ей пухом. Вся как есть: глаза, волосы, лицо, голос. Такая она была в молодости. Я хорошо помню. Вот он, профессор, и ходит к тебе, вспоминает свою молодую любовь, да и сам душой молодеет.
Еще приветливее после этого разговора Таня встречала профессора, стараясь разгладить смехом и остротами его морщинки. Как выяснилось позже, лучше бы она этого не делала. Не было бы у нее лишних переживаний, душевной борьбы и острой жалости к профессору.
У нее отняли остаток правой ноги. Осталась совсем без ног. Швы зажили. Пришла пора выписываться из больницы.
Павел Никанорович уговорил Таню пожить у него.
- Квартира большая, - говорил он. – Ухаживать за тобой будет специальный человек. Хочешь, Марью Степановну возьму. Дождешься у меня решения о своей пенсии, мотоколяску тебе за это время выхлопочу. Двойная польза: тебе отдых, и мне с тобой веселее.
Живет Ласточка у профессора, ни в чем не нуждается, хозяйкой себя чувствует. Но скучает. Одно дело знает – вышивку. Вышивать научилась одной рукой на пяльцах.
Вышивает - и скучает по большой жизни, движению, людям. Тут еще Павел Никанорович стал поглядывать на нее не так, как прежде, по-товарищески, а иначе, как мужчина на женщину.
Испугалась она. Долго думала, как быть и нашла выход: попросила профессора устроить ее на курсы бухгалтеров. Год проучилась, окончила курсы и решила возвращаться домой, в Крым. Профессору сказать об этом не решалась, не хотела его расстраивать. Однажды все-таки решилась.
- Что ты, Таня, - побледнел он. – Как же я без тебя? Ты мне молодость, силы вернула. Я люблю тебя, Таня, люблю больше жизни. Ты для меня - всё!
- Не меня вы любите, Павел Никанорович, - с горечью сказала Таня. Во мне вы любите свою жену, память о ней любите во мне. Вижу, понимаю, недаром вы, сами того не замечая, зовете меня иногда Олей.
- Так будьте моей женой, Таня. Замените Ольгу до конца моих дней!
- Очень вас уважаю, - отвечала Ласточка. – Всю жизнь буду благодарна, но женой вашей не могу быть. Хороший вы человек. Все для вас готова сделать, но женой быть – нет, не могу. Мало я помню своего отца, поэтому считайте меня своей дочерью, Павел Никанорович. Буду хорошей вам дочерью. А домой вы меня отпустите. В Киев не хочу. Только в Крым, в свое село. Анатолия, говорите, встречу? Нет, не встречу. Уехал он в Сибирь. Говорят, женился там. Пусть. Мне не жалко. В родное село он больше не приедет. Я его знаю.
Добилась своего Ласточка. Вернулась домой. Крепко взяла в одну свою маленькую руку колхозный учет и финансы.
Через некоторое время предложили ей возглавить городскую организацию инвалидов. Дали квартиру, машину, закрепили персонального водителя.
Хороший парень. Влюбился в нее. Она согласилась стать его женой. Значит, тоже полюбила. Забеременела, хотя медики категорически не рекомендовали ей роды. Однако наша Ласточка всю медицину вверх ногами поставила, а ребенка выносила. Приезжал из Киева Павел Никанорович, чтобы консультировать прохождение беременности. Родила она девочку. Как мечтала.

- Запомни, сынок, - резюмировал отец, - не могут обстоятельства противиться тому человеку, который поставил перед собой конкретные цели. Если будут у тебя тяжелые времена, а они бывают у всех, вспомни Ласточку.

Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 02.02.2011 19:19:20
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
Ты б сайт сделал свой, братан. Гугл, кстати, предоставляет такую возможность. БЕСПЛАТНО!!!, прикинь!

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 02.02.2011 19:54:24
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Спасибо, Хануман, я подумаю.

Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 02.02.2011 20:25:38
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
Отчего ж не помочь

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 04.02.2011 08:49:26
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Ферзь

- Товарищ генерал – лейтенант! В целях выполнения задания руководства по вскрытию каналов поставок афганского героина в область, выявления зарубежных поставщиков, а также задействованных в этом криминальном бизнесе российских граждан, нами разработана контрразведывательная операция под кодовым наименованием «Ферзь».
- Разрешите доложить детали?
- Докладывайте.

Даша проживала в Лондоне в собственной квартире, которую ей приобрел отец – известный в Уральской области предприниматель Юрий Николаевич Кутергин. Благодаря этому ей удавалось, в отличие от сокурсниц по курсам менеджмента, больше времени уделять учебе.
После трагической смерти мамы три года назад в автомобильной катастрофе, папа первые месяцы места себе не находил, часто бывал на могилке, много времени проводил с дочерью. Потом Даша стала замечать, что папа стал меньше времени бывать дома, меньше интересоваться ее успехами в университете, долго не ездил на могилу к маме. Даша поняла, что у папы появилась женщина, но ему было неудобно знакомить ее с дочерью.
После окончания экономического факультета она попросила отца отправить ее на Высшие курсы менеджмента в Лондон. Папа поддержал желание дочери повысить уровень профессиональных знаний, отвез ее в Лондон, оплатил учебу и купил квартиру. Судя по всему, его вполне устраивало такое развитие событий.
Примерно через месяц после начала занятий в их группе появился новенький. Из Москвы, сотрудник небольшой нефтяной компании, довольно симпатичный парень – Федор Щетинин. Поскольку парней на курсах было значительно меньше, чем девушек, и они все были «разобраны», то к новенькому со стороны свободных студенток проявлялся повышенный интерес.
Самые заинтересованные раздобыли в деканате копию его анкеты, из которой следовало, что Федор не женат, родителей у него нет, воспитывал его дядя. Однако эти познания не позволили ни одной из них сблизиться с ним. Федор вел себя со всему ровно, по дружески, ни одну не выделяя. Вера, дочь крупного Краснодарского бизнесмена, однажды спросила его в присутствии нескольких студенток:
- Федя, у тебя есть обязательства пред какой-то девушкой в Москве?
- Нет.
- Может быть ты – гей?
- Нет.
- Так что же ты бегаешь от нас? Тебе никто не нравится?
- В том-то все и дело, что нравится.
- Что же ты молчишь? Называй ее имя, и мы уйдем с твоего пути.
- Боюсь, что она обидится. Вдруг у нее уже есть парень.
- У кого есть парни, те за тобой не бегают.
- Она, как раз, и не бегает.
- Хорошо. Назови мне шепотом ее имя и я тихо помогу тебе разобраться.
- Я говорю о Даше.
- Что?? Даша Кутергина?
- Да.
- Даша, - закричала на всю аудиторию Вера, - тебе выпал Джек-пот. В тебя Федор влюблен.
В зале на несколько мгновений наступила тишина. Потом раздались бурные аплодисменты, возгласы поздравлений, адресованные почему-то Даше, которая покраснела до кончиков волос и не знала, как себя вести.
Федор подошел к столу, за которым сидела его избранница, наклонился к ней и произнес:
- Извини, Даша, но это правда. Давай после занятий зайдем в кафе и поговорим.
- Хорошо.
- Спасибо, Даша.
С этого дня страсти по Федору улеглись и он мог спокойно продолжать учебу.
Даше Федор, конечно, нравился, но, реально оценивая свои шансы, считала их практически нулевыми. Она была симпатичной девушкой, с хорошей фигурой, но тягаться с такими красавицами, как Вера, да еще с ее, мягко говоря, настойчивостью, Даша не могла.
После занятий они зашли в паб, взяли покушать, Федор взял еще кружку пива, а Даша апельсиновый сок.
- Знаешь, Даша, хочу попросить тебя об одном одолжении.
- Каком?
- Если я не нравлюсь тебе, то ты не говори об этом никому. Для всех мы теперь пара, суета прекратилась, можно спокойно делом заниматься.
- Так, ты только поэтому мое имя назвал? – с волнением в голосе спросила Даша.
- Ну, зачем ты так. Ты мне действительно нравишься: красивая, серьезная, сдержанная, не бегаешь за первым встречным.
- Нашел красавицу, - смутившись похвале, произнесла Даша.
Они стали встречаться. Через два месяца она сказала отцу, что у нее есть парень, зовут его Федор Щетинин, он москвич, у него серьезные намерения. Ей он также нравится.
Даше показалась, что папу эта новость встревожила. Он почему-то попросил сбросить на его электронный адрес все, что она знает о парне. Даша сбросила.
Через несколько дней он позвонил и попросил сбросить фото Федора. Даша на этот раз возмутилась и отключила трубку. Присутствовавший при разговоре Федор, спросил:
- Что случилось?
- Это все его начальник службы безопасности Василий Ковалев в шпионов играет. Всех, кто появляется рядом с членами семьи, начинает проверять. Из-за его проверок от меня два парня сбежало. Испугались его головорезов.
- Даша, ты мне так ничего и не рассказала о своем отце. Он у тебя олигарх?
- Нет, не олигарх, но и не бедный. У него бизнес, связанный с транспортом. Одна авиационная компания, две занимаются грузовыми автоперевозками, еще одна – услугами такси.
- Кто такой Ковалев?
- Бывший офицер из управления по борьбе с наркотиками. Не знаю, как он с наркотиками боролся, но в фирме отца его боятся не меньше, чем хозяина.
- Бери Даша фотоаппарат, фотографируй меня, поскольку я сбегать от тебя не намерен, - с улыбкой сказал Федор.
Так они и сделали. На рождественских каникулах они вместе поехали в Москву. Федор познакомил ее с дядей, погуляли по городу, сходили в театр. По приглашению Дашиного отца они сели в самолет и полетели на Урал.
Федор отцу явно понравился. Зато начальнику службы безопасности – не очень.
- Не нравится мне этот Щетинин, - говорил он боссу. Не верю я людям с такими гладкими биографиями.
- Все, отстань, Василий. У тебя было достаточно времени, чтобы проверить моего будущего зятя. Он мне нравится. Будет, кому дела передать, если со мной что-либо случиться.
- Еще не факт, что он согласится на наши «дела». Потом, до тех пор, пока я с вами ничего не случится.
- Сам не хочу. Меня больше беспокоит, почему за прошлый год заменили начальника областного УВД и прокурора области? С теми у нас все было на «мази», а как себя новые поведут неизвестно.
- Не берите в голову, Юрий Николаевич, - успокоил его Ковалев. Дело не в чиновниках, а тех премиальных, которые мы им предложим. Доверьтесь моему опыту.
- Участковым милиционерам конверты раздали?
- Как раз сегодня мои ребята занимаются этим делом.
В апреле месяце Федор с Дашей заканчивали учебу, поэтому свадьбу решили сыграть 29 числа, на Красную горку.
После свадьбы Федор настаивал на отъезде с Дашей в Москву, но Юрий Николаевич буквально ультиматум поставил, чтобы молодые остались у него.
- Чего удумали, меня одного оставить на десяток предприятий. Кому же мне доверять, как не дочери с зятем.
Даше он поручил авиационные перевозки, а Федору – автомобильные. Оба прекрасно справлялись со своими обязанностями. Фирму «такси» оставил за собой. Естественно, что общее руководство бизнесом оставалась за ним.
В августе в городе начались аресты сотрудников правоохранительных органов среднего звена. Юрий Николаевич был чем-то расстроен, часто запирался в кабинете с руководителем своей службы безопасности.
В конце августа арестовали Юрия Кутергина. Даша была в шоке. В местных СМИ объявили, что ее отец был королем наркомафии и держал под контролем всю область. Василий Ковалев, при задержании, оказал вооруженное сопротивление и был застрелен. Федор всячески поддерживал жену, говорил, что возможно вышла ошибка.
- Какая ошибка, Федя, - ты видел, что газеты пишут.
- Что пишут?
-То, что аресты проводит спецназ ФСБ, что ни одного местного следователя милиции и прокуратуры к делу на пушечный выстрел не подпускают!

- Капитан Щетинин, зайдите к генералу.
-Товарищ генерал-лейтенант, капитан Щетинин по вашему приказанию …
- Здравствуй, Федор, - присаживайся к столу. Спасибо, за отличную работу. Переходим к основной фазе операции «Ферзь» - выходу на зарубежных организаторов поставок наркотиков в область. Поскольку мы практически не тронули сеть в фирмах Кутергина, иностранцы обязательно выйдут на тебя. Вероятнее всего, это будет либо агент ЦРУ, либо британской разведки МИ-6. После реализации героина, часть денег они направляют на финансирование террористического подполья на Северном Кавказе.
- Сделаю все, как планировали, товарищ генерал-лейтенант.
- Скажи мне, Федор, только откровенно – какие у тебя отношения с Дарьей Кутергиной?
- Я люблю ее.







Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 04.02.2011 18:48:35
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
А можно, Сергей, мы будем продолжение писать?

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 04.02.2011 18:55:16
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Что. Хануман, продолжать хотите?

Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 04.02.2011 20:46:44
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
Я так понял, ты некие куски опусов пишешь. Вот и давай: ты начинаешь, а мы продолжаем

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 04.02.2011 20:47:55
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Хануман, я не пишу кусками. Все рассказы полные и звершенные вещи.

Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 11.02.2011 09:30:57
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Русская амазонка

"Алла действительно своего рода уникум. Американка-солдат Джейн, по сравнению с ней, явно в ранге «салаги». Хотя что-то схожее есть. Во всяком случае, проверку в спецназе ей устроили — будь здоров. Обрили под Котовского, поселили в палатке вместе с мужикам (так она прожила с ними пять месяцев)". [Газета «Аргумента и Факты»]

Капитан Российской армии Алла Бахтинова — единственная женщина-спецназовец, отслужившая в зоне военных действий больше пяти лет. Когда в 1999 году в Чечне пропал без вести ее муж Анатолий — кадровый офицер, она оставила маленького сына и впервые взяла в руки оружие, чтобы найти любимого… Подлинная история «солдата Джейн», о которой собирается снимать в Голливуде фильм сам Роберт де Ниро.

Мы сидели за столом в моем доме, и Алла с Анатолием рассказывали о своей жизни. Они приехали ко мне с предложением принять участие в создаваемой Аллой общественной организации в память о Геннадии Трошеве, погибшем в авиакатастрофе, с которым мне посчастливилось работать некоторое время.
Историю Аллы я естественно знал, она знала обо мне, но встретились мы впервые.

Алла о себе

"Я в Москву еще девчонкой приезжала, к бабушкиной сестре - она из знаменитой цирковой династии Александровых-Серж. Все время меня по спине хлопала: «Алка, выпрямься!» Так что у меня выправка не военная, а цирковая. Как же я мечтала попасть на манеж! В снах себя видела в красивом платье и на коне. От лошадей с детства без ума. Но, видно, судьба мне другой путь наметила."
После школы Алла переехала в столицу, училась в Академии физкультуры.

О муже

…"Толик" у Аллы почти в каждой фразе. Толик-муж, Толик-подполковник, Толик-офицер по особым поручениям. Но самый интересный, пожалуй, Толик-жених.
"Ой, а как я с ним познакомилась, так это же вообще караул, расскажи - не поверят! - Алла изо всех сил пробует сохранить серьезный вид, но в глазах у нее пляшут бесенята. - У меня тогда в голове только ветер и лошади были. Я ж все-таки казачка. Толик говорит, что это у меня в крови. Ну вот, я его увидела, и сразу он мне чем-то приглянулся. Но, он же из этих кремлевских курсантов, и форма у них, и фуражечка. Дал он мне свой адрес, я и думаю — может, написать пареньку, вроде жалко упустить. Написала, а он возьми и пригласи меня к себе в училище. Как раз, кстати, 8 марта отмечали. Прихожу я к ним, такая девчонка, вся в конном спорте, только собиралась тогда сдавать мастера по конкуру. А он стоит, уже навеселе, да как облапит меня с лету! Я в крик: "Помогите!" А потом схватила со стола бутылку шампанского, да как врезала ему прямо в лоб! Ну и он, даром, что офицер будущий, как врежет в ответ, не помню уж, кулаком или ладонью. И вслед мне: "Все равно за меня выйдешь!" Такой вот первый поцелуй".

Ни видеть, ни слышать Анатолия после этого случая она не хотела. На каникулы махнула домой в Усть-Лабинск, подальше от него. А через неделю туда же приехал Анатолий. Свататься… «Жить без нее не могу!» - уверял он на коленях будущую тещу, которая такие страстные признания видела раньше разве что в кино.
Полгода его Алла выдерживала, как хороший кубанский самогон.
- Он, ясное дело, упрямый, борец, мастер спорта по греко-римской, так ведь и я - кремень!
Свадебное платье от «Версаче» Анатолий заказал для любимой в Париже.

Ушла на войну

Молодая семья поначалу попала в Германию, в элитные войска. «Жили как в раю, в Бонн на экскурсию даже ездили». Родился ребенок. Но Союз распался, часть расформировали, и Анатолия направили на Северный Кавказ. Алла с сыном переехала к родителям, на Кубань. «Все ближе к мужу», — думала она.
С началом второй чеченской кампании странная тревога охватила Аллу. Где Анатолий? Жив ли? Месяц нет от него известий, второй, третий.
Наконец пришла весточка - майор Анатолий Бахтинов пропал без вести.
Оставив сына матери, Алла отправилась в штаб округа.
В кабинет командующего войсками Северо-Кавказского округа, генерал-полковника Трошева вошла миловидная женщина в стильной шляпе и модном пальто.
- Возьмите меня в спецназ! Я должна найти мужа!
Герой России хотел отказать, но увидел горящий взгляд Аллы и молча подписал приказ.
Как и актрисе Деми Мур, Алле пришлось наголо сбрить волосы. Иногда в минуты затишья она надевала парик, чтобы вспомнить, кем была еще считанные недели назад. Тут же возникали ухажеры, буравя ее сальными взглядами. Алла молча стягивала чужие волосы и сжимала кулаки. «Я такая же, как вы, я такой же солдат!» Кавалеры отступали, пряча глаза.
Через месяц узнала радостную новость. Муж вышел из окружения, в котором пробыл три месяца, и скоро они увидятся.

Семья и война

- Я с тобой развожусь! - Анатолий оттолкнул ее, когда Алла собралась кинуться от радости мужу на шею.
- Что?
- Бабе не место в армии. Как будто ты не знаешь, какие тут женщины служат… - муж замялся.
Алла от волнения не могла дышать. Тот, за кого она готова была отдать жизнь, отказывался от нее. Вот так просто, как будто не было клятв и признаний, не было сына, его крови и плоти. Алла повернулась и медленно, будто раненая, побрела в свою каморку. Слез не было. Десантники не должны плакать, что бы ни случилось, — в ее голову уже успели вбить эту истину.
- Мир перевернулся в одну секунду. Я не хотела возвращаться домой. Не могла подвести Трошева, который поверил в меня. Решила доказать своему мужу, что я не хуже его, что я тоже сильный человек. А если суждено погибнуть за Родину, то пусть сыну будет не стыдно за свою мать.
Их с Анатолием разделяли всего лишь сотни метров, но они не видели друг друга, хотя Алла знала, что за каждым ее шагом следят друзья мужа. Знала, что он специально распускает слухи, будто у него есть другая женщина. Знал, что Анатолий даже предлагал взятку ее командиру, чтобы тот отправил Аллу на гражданку.
- Когда уходили на задания, я специально напрашивалась на самые рискованные участки. Однажды в разведке у нас закончилась вода. Я взяла канистры и, никого не предупреждая, спустилась в селение. На окраине меня встретил старик: «Уходи, дочка, тут боевики!» Так я и воды добыла, и сведения. Чеченцы, они в целом - неплохие люди. Рамзан Кадыров мне руку целовал на чемпионате мира по борьбе, мы там с Анатолием были.
- Все-таки помирились?
- А куда ж он денется?! - смеется Алла. - Проверял он меня долго, а потом сам пришел, первым. Но по-настоящему нас вновь соединил один случай.
Анатолий выбил у армейского начальства для жены менее экстремальную должность. Теперь Алла занималась юридическими вопросами и служила переводчиком. Как-то они с мужем поехали с проверкой в дальнее селение.
Ехали, смеялись, слушали на всю громкость «Раммштайн». Вдруг лопнула шина. Анатолий вышел из «Нивы», присел к колесу, и тут над головой просвистели пули. Когда он поднял голову, то увидел, как над ним нависла Алла с автоматом наперевес, прикрывая его от опасности.
- Вот тогда он расплакался и сказал: «Ты мне теперь не просто жена, ты мне лучший друг!» Он наконец-то понял, что я могу его защитить. А на войне - это главное качество.

13 февраля у Аллы Бахтиновой день рождения. Поздравляю, дорогая Алла!





Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 11.02.2011 10:26:34
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
Напиши че нить за диссидентов -как их разоблачали да ловили

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 11.02.2011 12:35:11
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Хануман, мне не приходилось заниматься подобной публикой. Я ведь все больше по тылам вражеским работал.

Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 11.02.2011 14:49:54
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
Какими языками владеете?

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Сергей Кривошеев
Ответ от: 15.02.2011 09:15:04
живёт на форуме

Создано
тем: 8,
ответов: 1203

Откуда:Москва
Сейчас уже сложно говорить, что владею, поскольку много лет без практики. Изучал английский, немецкий и испанский.

Сергей Кривошеев
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
H@numan
Ответ от: 15.02.2011 09:16:01
живёт на форуме

Создано
тем: 12,
ответов: 4089

Откуда:Кабул
ясна

Ad maiorem Dei gloriam
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Профайл E-mail Письмо  
Ответов: 242       Страницы: 1 «2» «3» «4» «5» «6» «7» «8» «9» «10» «11» «12» «13»




Новых тем на форуме

РОССИЯ 18716сотник011 08-03-17 11:45  
А что говорят старики? 1410Радоница 23-02-17 21:13  
УКРАИНА 49683Крепкий 22-02-17 20:47  
Азовскому осадному сидению посвящается... 394oloko 22-02-17 13:08  
Древняя родословная донских Бирюковых 1474Lexx.8570 08-02-17 20:04  
сетевая война, политика, геополитика 83159Сергей Кривошеев 31-01-17 11:26  
Моя литературная страница 9985Сергей Кривошеев 31-01-17 11:24  
ищу деда маслова семена вуколовича 68ukfif 24-01-17 14:38  
! Поздравления с праздниками ! 6328Крепкий 18-01-17 19:59  
Ищу Голиковых в Зимовниковском районе 66KazakDona 08-12-16 11:09  
Вход
Логин вводите на латинице:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация
На сайте
Гостей: 8
Пользователей: 0


КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
Казак FM







Реклама
ИСТОРИЯ
 
форум казачий стан
Веб студия Кухня вкусных сайтов
Разработка сайта LevKoWeb
KAZAKDONA.RU © 2007-2016
Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 7.1.00