форум казачий стан
  Добавить в избранное    онлайн радио
Вам нужно авторизоваться. Забыли пароль? Регистрация
Май вт. 23 2017 г. в 17:49
КАЗАЧИЙ РАЗГОВОРНИК
КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
10 Топ видео
Календарь




rss2.0

Социальная сеть казачества Мы казаки!

История и статьи

Династия обреченных

Добавлено: 2016-11-02 14:34:40

Доклад В.А. Дронова на конференции
Царицынского генеалогического общества 25 сентября 2016 г.

РОДОНАЧАЛЬНИК
Наша семья числит родство от предка по прозвищу Дрон. В «Генеалогии и семейной истории Донского казачества» отмечено, что казак станицы Казанской Дрон состоял в службе с 1750 по 1756 годы.
Жила родня Евсея Дронова небогато, земли было мало, паи выдавали только казакам, да их сыновьям. Детей было трое, но все девушки, им пай не полагался. Младшей была Марфа, её-то и засватал хуторянин Константин. У Константина и Марфы было шестеро детей: Кирилл, Иван, Тихон, Леонтий, Матвей и Анастасия.
Шло время, земли становилось больше, казаков-то было шестеро, что ни год, то новый надел земли. Построили большой курень, появилась зажиточность.

В годы, когда быть на Руси хоть бедным, хоть богатым, стало опасным, когда люди окаменели от горя, грязи и бесприютности, потерял основатель династии всех родных. Весной 1919 года Константин Дронов умер от тифа. Марфа Евсеевна заболела и преставилась сразу после похорон мужа, нечем стало жить после потери почти всех своих кровиночек, не смогло выдержать старческое сердце.

АТАМАН
В 1875 году Марфа родила сына, первенец был окрещён Кириллом. Казачонок проявил военные способности, станичное начальство отправило его в Новочеркасское юнкерское училище, которое окончил в 30-м выпуске. Кроме этого учебного заведения К.К. Дронов окончил учительскую семинарию.
За отличие в делах против китайцев в 1902 году Кирилл был удостоен ордена Св. Анны 4-й степени «За храбрость». В декабре этого же года К.К. Дронов заслужил новый орден — Св. Станислава 3-й степени с мечами с бантом.

Кирилл продолжил службу в 12-м Донском казачьем полку. Грянула война с Японией, казака забрали в 7-й Сибирский казачий полк, дослужился до чина сотника. В боях под Мукденом был тяжело ранен, с перебитыми ногами пришёл домой на костылях.

К.К. Дронов в 1906 году баллотировался на атаманское место в станице Казанской, выбрали на четыре года, затем переизбрали ещё раз, всего 8 лет он руководил станицей Казанской и её хуторами. Атаманил справедливо и дельно, от всех требовал исправной службы, не взирая ни на родство, ни на богатство, ни на знакомства, служил верой и правдой.

При его атаманстве принялись строить мост через Дон, как раз напротив станицы Казанской. Открыл каменоломни, заставил казаков ломать камни, возить на быках огромные глыбы, из них сложили широкую, высокую дамбу от хутора Тубянского к Дону, её длина была метров 800–900. Дамба до сих пор цела, под ней станичники устроили пляж, а потом она пригодилась под основу наплавного моста.

В 1909 году К.К. Дронов был произведён в подъесаулы. В декабре 1911 года Николай II отдыхал в Крыму, в Ливадии. С Дона послали делегацию, в составе которой образцовый станичный атаман привёз команду из шести подростков-казачат станицы Казанской. Мальцы были подобраны один к одному, одеты в новую казачью форму. Император настолько оказался доволен джигитовкой, военной выучкой будущих защитников России, что всех оделил подарками, а станичному атаману подарил личную пушку. Во время больших праздников, в ознаменование верноподданничества казаков, в честь царя-батюшки в станице палили так, что в домах стёкла из окон сыпались. Через 2 недели после царского смотра К.К. Дронов был произведён в есаулы, в декабре 1912 года награждён орденом Св. Анны 2-й степени, за что и когда дали «Аннушку» 3-й степени, в архивах не сохранилось.

Открылась ещё одна страница казачьей долюшки — Первая мировая война. Проскакал всадник с красным флажком и криком «сполох!», и отправился К.К. Дронов на фронт. В ходе боевых действий был награждён орденом Св. Равноапостольского князя Владимира 4-й степени. Был произведён в войсковые старшины. В 1916 году уволен в отставку и на третий срок стал юртовым атаманом станицы Казанской.
Наступило лихо 1918 года. Весной в станичные правления поступил приказ о введении советской власти. Созванные станичные сборы сначала отказались присягать, лишь в марте подчинились и избрали Советы, так казаки стремились оставить атаманскую власть. В Казанской станице председателем Совета стал К.К. Дронов.
В 1918 году член окружного Верхне-Донского правления войсковой старшина К.К. Дронов был избран депутатом от станицы Казанской на Большой Войсковой Круг.

Вскоре объявили об упразднении Советской власти. Ранее станица Казанская была в составе Донецкого округа, чтобы отмежеваться от Каменской решили создать свой округ — Верхне-Донской. К.К. Дронова назначили помощником окружного атамана. В Государственном архиве Ростовской области хранится дело «Рапорта атамана Верхне-Донского округа».[1] 28 июня 1918 года в Новочеркасск были отравлен рапорт о назначении на должность атаманов Вешёнской станицы хорунжего Н.А. Варламова и Боковской — есаула В.С. Попова. Рапорт подписан: «За окружного атамана войсковой старшина Дронов».



Рапорт заместителя атамана Верхне-Донского округа войскового старшины К.К. Дронова в Войсковой штаб, 1918
ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 4139. Л. 3.

18 января 1919 года в странице Вёшенской состоялись перевыборы. Атаманом Верхне-Донского округа избрали К.К. Дронова, он был удостоен чина казачий полковник. В архиве найдена служебная телеграмма в Войсковой штаб, документ подписан: «Атаман полковник Дронов».[2] Кирилл Константинович руководил округом до марта 1919 года.

Весной в Казанскую прибыли красные, объявили признание советской власти. Ворчавших стариков живо связали и отправили в станичную тюрьму. К.К. Дронов в это время был в Новочеркасске. Заодно со старослужащими казаками расстреляли и атаманскую жену Феню. Когда красных разгромили, атаман приехал в станицу, а перед новым наступлением забрал детей и ушёл в отступ.

В составе казачьих войск Вооружённых сил Юга России полковник К.К. Дронов служил по ведомству Министерства внутренних дел. Красные рвались к Новороссийску. 25 марта 1920 года с тоской глядел Кирилл на родную землю с борта отплывающего корабля «Бюргермейстер Шрёдер». Лето провёл в Константинополе, затем попал на остров Лемнос. Оттуда Кирилл Константинович эмигрировал в Сербию. На чужой земле он так и не женился. Не мог забыть свою Феню. К.К. Дронов числился в списках казачьего общества и умер в 1925 году в Белграде.

ХЛЕБОРОБ
Вторым у Константина родился Иван. Простой казак-земледелец, на нём держалось хозяйство, по характеру спокойный, упорный в труде человек, умел делать всё. Ванюша лучше всех в хуторе пел песни. Когда сбиралась большая семья Дроновых, да хуторские казаки приходили в гости, он «выводил верхушки», дишканил, остальные поддишканивали.

Оженился Иван рано, супруга Екатерина Михайловна Топольскова происходила из небогатой хуторской казачьей семьи. Но хлебороб помнил казачью поговорку: бери жену с Дону — проживёшь без урону. Родилось пятеро детей: Николай, Иван, Ольга, Татьяна, Георгий.
Действительную Иван отслужил в Императорской армии. В революцию к белым не пошёл, служил в Советском кавалерийском полку. Был ранен, погиб в Гражданскую войну в боевых действиях на стороне красных.

Его первый сын Николай был самым смышлёным в семье, тянулся к науке, до войны работал учителем. В Великую Отечественную казак погиб смертью храбрых, осталась жена с двумя детьми.
Егор воевал, во время отступления был ранен в ногу, попал в плен, бежал, переплыл Дон. Вылечился, добрался до родного куреня, взял из семьи Шалаевых молодую казачку Марию Семёновну. После войны работал в Лопатинском колхозе «Новая деревня» трактористом, бригадиром тракторной бригады. Мария трудилась дояркой, затем заведующей МТФ.
У Ивана и Егора детей не было.

Ольга и Татьяна образовали семьи Черниковых и Смирновых.
Е.И. Дронов — единственный, кто из семьи остался в Верхнедонском районе. Жили в том же доме, на той же усадьбе. Только от дома осталось вдвое меньше, пришлось спасаться от раскулачивания, перетащив через речку половину куреня для постройки нового, в нём обосновалась семья Тихона. Сейчас на том месте и построек не осталось, снесли новые хозяева, которые приобрели дроновскую родовую усадьбу.
Обычная семья трудового казака была у Ивана. Жена Екатерина Михайловна, бывало, гутарила: «Наши дети нехай пашаничкю сеють». Так и было сначала, потом разбежались, кто куда. Потомки Ивана стали достойными людьми, толковыми работниками, но так случилось, что фамилия Дронов в этой ветви по мужской линии не получила продолжения. Внук Ивана Юрий Смирнов служил в органах МВД, командовал взводом в Сочинском ГУВД. После выхода на пенсию принялся восстанавливать казачество в Краснодарском крае, был одним из организаторов Сочинского юрта, в чине есаула.

КАЗАЧЬЯ ТРАГЕДИЯ
Любимцем дедушки Евсея был третий внук Тихон. Службу проходил, как все, в донских частях, дослужился до урядника, казак был, что надо, на скачках всегда первый. Однажды Тихон за джигитовку был награждён именным подарком, часами с гравировкой: «Казаку Войска Донскаго…»

Первый раз Т. Дронов женился в 1899 году, взял Дарью Александровну Евсееву, дочь атамана хутора Колодезянского, в 1900 году родилась дочь Александра. Жили в любви и в согласии. Семейное счастье оказалось коротким. В 1905 году встречали Кирилла с Японской, был пир на весь Лопатинский мир, героя чествовали, казаки и казачки в плясках не уступали друг другу, так до утра и на следующий день. Молодайка бегала на посылках — то в погреб за капустой, арбузами, то к соседям, простудилась, тяжкая хвороба стала смертельной.

Тихон в это время служил действительную. Прибыл со службы урядник, а жены-ладушки нет. В 1907 году женился второй раз, просватал Анну Алексеевну Коршунову из хутора Нижне-Морозовского, происходила она из казачьей семьи среднего достатка. Её отец Алексей Астахьевич умер в 1933 году от голода, мать Екатерина Мануйловна скончалась ещё раньше, в 1922-м. Падчерица Саша не чувствовала себя сиротой, семья была дружная, жили душа в душу, меж собой ни разу не поругались. В 1909 году родился Ефим, в 1916-м появился на свет позднышок Александр.
Вот они на единственной сохранившейся фотографии. Две Георгиевские медали, полковые знаки, чин младшего урядника — две «лычки» на погонах. Анна Алексеевна одета в праздничную строгого покроя кофту с воротником-стойкой. Во взгляде гордость за мужа, за семью.



Дроновы Тихон Константинович, Анна Алексеевна, Александра и Ефим, ст. Казанская, 1914


Вскоре Тихон тяжко заболел, год лежал, не поднимался, затем Кирилл помог ему устроиться на Казанский конно-плодовый табун смотрителем, где Т.К. Дронов работал долгие годы.

В феврале–марте 1919 года войска Красной армии полностью овладели станицами Северного Дона. Была поставлена задача поголовно уничтожить богатых казаков, а также всех, принимавших участие в вооружённой борьбе с советской властью. Донцы взбугрились. В ночь на 11 марта казаки хутора Шумилинского напали на бойцов советского отряда, перебили их всех. Уничтожив немногочисленные гарнизоны красноармейцев в хуторах, в конном строю подошли к станице Казанской, охватывая её со всех сторон. Тихон в восстании не участвовал, но после прихода большевиков ушёл вместе с казаками в отступление. Звал брат Матвей в красные, но Т.К. Дронов ушёл с Донской армией. Опять отбился от белых, сагитировал какой-то комиссар, знавший младшего брата. Урядник поверил, повернул домой, в станицу, сдал винтовку, но попал прямо в Ревтрибунал, где служил родной брат.

Жена Анна просила председателя трибунала:
— Сжальтесь над троими детьми, помилуйте, обещали прощение добровольно вернувшимся.
— Вы просите прощения, — сказал председатель, — а его родной брат Матвей Константинович Дронов, наш работник, требует смерти.

Так и расстреляли Тихона, в балке, что правее родного шляха на Лопатину, в 1 километре от станицы Казанской. Через 80 лет казаки поставили на месте расстрела участников Шумилинского восстания памятный крест. Сюда приехали внуки Тихона Владимир, Вера, Валерий. Установили рядом свой памятный знак с фотографией Т.К. Дронова. Тихо поплакали, положили цветы.




В.А. Дронов у памятного знака на месте расстрела Т.К. Дронова, ст. Казанская, 2010

На кладбище хутора Казансколопатинского долго искали следы могилы своего деда. Помогли местные старожилы. Екатерина Нестерова и Любовь Нестерова показали одинокий железный крест. Здесь они лежат, все пятеро казаков, привезённых родственниками из Казанской.

После смерти отца старшая дочь Александра бедной бесприданницей вышла замуж в богатую семью, попала на Урал, в высылку. Работала на лесоповале, пережила голод, холод, не случилось ни счастья, ни доли. Лишь в 60-е годы в городе Серове, что на Урале, пришли зажиточность и успокоение.

Похоронив Тихона, любовь к первому мужу Анна сохранила до последнего вздоха, до самой смерти. Искренно уважая второго своего супруга, Николая Матвеевича Гавринёва, так и жила в мечтах с любимым Тихоном. Когда с неизлечимой болезнью лежала в Казанской больнице, сказала сыну: «Хорошо с вами, детушки, но надо уже, пора мне к Тише, к Юнюшке (первенец погиб под Сталинградом). Встренусь с Тишей, а он скажет: “Вот и дождался я тебя, моя Нюра”».

Неподалёку от могилы расстрелянных хуторян и от могилы Н.М. Гавринёва нашла своё упокоение Анна Алексеевна Дронова. Так она и лежит — около казаков, безмерно и преданно ею любимых.

ЗОЛОТОЕ ОРУЖИЕ
В 1883 году родился четвёртый сын Константина Леонтий, чаще его звали Львом. Любил скакать на конях, делать всякие выкрутасы, да такие, что страшно было смотреть, боязно за казачонка. В зале висел портрет — бравый кавалерист верхом на строевике, задатный, форсистый казачок. На фото красивая, с иголочки, форма, шашка на боку, ловкая фигура, всё в лад.



Подъесаул Л.К. Дронов
Фото из газ. «Донские областные ведомости», 1915

Лев стал достойным продолжателем казачьих традиций. Службу начал казаком в 12-м Верхнедонском полку. Приказом №600 по Войску Донскому от декабря 1905 года казак 12-го Донского казачьего полка Дронов Леонтий утверждается в правах по образованию 2 разряда.[3] Поэтому сверх комплекта Лев поступил в Новочеркасское казачье юнкерское училище. В 1909 году выпустился в 16-й Донской казачий полк по первому разряду хорунжим.[4]

Служить сначала пришлось в Польше, тогда она была частью Российской Империи. В Германскую Лев служил в должности заведующего оружием 26-го Донского казачьего полка, затем поручили командовать 2-й, 4-й сотнями.[5]
Военный талант раскрылся в ходе боевых действий. Воевал так: заслужил орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», орден Св. Анны 3-й степени с мечами и с бантом, орден Св. Станислава 2-й степени.[6]
Можно только догадываться, какого лиха хлебнул казак в Первую мировую.
В районе деревни Ейдзяни (Польша) 27 июля 1915 года разъезд Донского казачьего полка под командой подъесаула Л.К. Дронова в числе 12 человек атаковал на виду у всей дивизии полуэскадрон немецких конных егерей. Из них 20 человек было зарублено, 14 взято в плен, а остальные при преследовании наскочили на колонну дивизии и уничтожены.[7]

Имена героев: старший урядник Иван Никитин из станицы Золотовской, старший урядник Пётр Савельев из станицы Семикаракорской. Особую храбрость показали односумы из станицы Константиновской — старший урядник Стефан Рыльщиков, приказные Родион Киевсков, Сергей Лобов, Иван Максимов, Яков Рыжкин. В этой атаке убит казак станицы Константиновской Арефий Чернобылов. В составе разъезда были боевые побратимы донские казаки-калмыки из станицы Денисовской: приказные Даржа Буринов, Саинта Дентелинов, Аве Ностинов. [8]

Участник лихой атаки зауряд-прапорщик Фома Николаевич Молоканов из станицы Богоявленской, обладая большой физической силой, отличался сильными ударами: были головы, отделённые совсем от шеи и металлические каски, разрубленные страшным ударом шашки. Через 2 месяца он был убит в бою.
Все воины получили Георгиевские кресты, подъесаул Леонтий Константинович Дронов награждён Георгиевским оружием.

В сентябре Л.К. Дронов снова поднял свой эскадрон в атаку на неприятельскую пехоту. На этот раз без ранения не обошлось, он получил пулю в ногу, с переломом обеих костей голени лечился в Пятигорске, через 3 месяца вернулся в строй.[8]

В августе 1916 года Леонтия Константиновича назначили командовать отдельной сотней особого назначения 4-й Донской дивизии, теперь уже самостоятельным воинским подразделением, в котором более 150 казаков, младших офицеров, вахмистров и урядников. Произведён в есаулы, затем получил патент на штаб-офицерский чин войскового старшины.[9]

Бой у деревни Корытница, в котором участвовал Л.К. Дронов, произошёл 7 сентября 1916 года. У противника было около 10 линий окопов, защищённых колючей проволокой. С утра началась артиллерийская подготовка, не было места, где бы ни разрывались неприятельские снаряды тяжёлой артиллерии, поле было похоже на огромный кипящий котел. Приказали идти в атаку, уцелело казаков мало.[10]

В Таганроге у Леонтия была семья, часто гостили, находили кров станичники-односумы. Жена Вера Михайловна работала учительницей.

Когда красные перехилили, а казаки закрутились, как в коловерти, у казачьего офицера не было выбора, в 1918 году он был зачислен командиром 6-й сотни 4-го Донского полка «Молодой армии».[11] И сразу — жесточайшие бои с противником, 24 апреля бой у хутора Мечётного, затем атака на Луганск, в мае наступление на станицу Митякинскую, в августе прогремели бои в Воронежской губернии. Бой за Красножёновку с частями Б.М. Думенко произошёл 16 декабря, 29 декабря — бой под станицей Каменской, 30 декабря — бой с Думенко за станцию Лихая. От всей дивизии осталось 183 штыка, 183 шашки.[12] Затем Л.К. Дронов командовал 4-м Донским полком 1-й Донской дивизии, весной 1919 года Мешковским казачьим полком, с мая 1919 года — старший адъютант штаба 1-й Донской конной дивизии. В 1920 году в Крыму был назначен начальником административного отдела штаба Донской дивизии.

Большой кровью, своей и чужой, доставались казакам офицерские чины. В 1919 году Л.К. Дронов стал казачьим полковником.

Злодейка-судьба привела его в палатки у Босфора, в кофейни Истамбула, а потом на остров Лемнос. После пребывания на острове Лев эмигрировал в Болгарию, где в 1925 году числился в составе 3-го Донского казачьего полка, участвовал в монархическом движении. Казаки, эмигрировавшие с Лемноса в Болгарию, затем стали переезжать во Францию. В городе Лионе они основали станицу имени А.М. Каледина. Сохранилась фотография, полковник Л.К. Дронов — атаман этой станицы, Вера Михайловна Дронова возглавляла дамский комитет. В 1936 году в Лионе на собрании памяти генерала A.M. Каледина Леонтий Константинович выступил с докладом.



Донская станица им. генерала Каледина, Франция, Лион, предпол. 30-е гг.
Фото предоставлено Н. Парсунковым

Затем снова пароход, через океан — в США. В Лейквуде, штат Нью-Джерси, в 1961 году скончался казак Леонтий Константинович Дронов. Он погребён на православном казачьем Свято-Владимирском кладбище в городке Кесвилл штата Нью-Джерси. Через 14 лет с ним рядом с Леонтием похоронили жену Веру Михайловну Дронову. Горестно, за много тысяч вёрст от Дона, стоит этот памятник.[13]



Свято-Владимирское казачье православное кладбище, община Кесвилл, штат Нью-Джерси, США, 2013

Сгинули, растворились в тумане богатыри донской земли, рыцари ковыльных степей. Унесли с собой тайну казачьей души — навсегда.

КОМИССАР
Младшим в семье был Матвей. Он подрастал в то время, когда Дроновы стали жить стали обеспеченно, можно было послать на учёбу Воронежскую губернию, в гимназию. После окончания учительской семинарии Матвей работал учителем в Воронежской губернии. Стал большевиком, ночами потайными дорогами доставлял листовки в донские станицы и хутора. Его партячейка была в селе Марченково, а партийные комитеты в сёлах Бутурлиновка и Кантемировка Воронежской губернии. Однажды в отцовский курень ввалились казаки с винтовками и всё-таки арестовали Матвея. Он только что пришёл из Бутурлиновки, принёс какие-то бумаги, но успел бросить их в печь, где прокламации сгорели. Казаки избили его до крови, отогнали в станицу и упрятали в станичную тюрьму. Отец Константин Евсеевич упросил сына-атамана уважить, не отправлять Матюшку в Миллерово, там бы его сразу забрили на каторгу.

К.К. Дронов пошёл на уступку отцу, так и сидел большевик в станице Казанской. Вскоре Матвей был освобождён красными. После начала Верхнедонского восстания тайными дорогами, буераками, да ярами ушёл пешком в Воронежскую губернию. Там его ждала жена, Дронова (Рекункова) Ирина Ефимовна. Её родственники были из крестьян, жили в хуторе Казансколопатинском, где учительствовала мать Ирины Дарья Трофимовна Рекункова, все они были за красных. Летом казаки захватили город Богучар, добрались до Бутурлиновки и других сёл, расстреляли вместе со многими красными Ирину, дядьёв жены, других родственников.

Матвею деваться было некуда, по тылам восставших казаков добрался до хутора Лопатинского. Родне не сразу объявился, прятался в саду, в яслях на скотном базу, потом уже, когда голод заставил, попросил хлеба. Золовка Анна таскала ночью еду, затем отец уложил сына в телегу, замаскировал и опять отвёз в станицу Казанскую к атаману. На коленях просил своего грозного сына поиметь сердце, помиловать большевика.

Ответ был:
— Как миловать, когда он, враженяка, противу казачьего уклада пошёл, ежли он моей смерти и низвержения нашей власти добивается?
Засадил своего брата в тюрьму, там Матвей и сидел, пока его не освободил красноармейский отряд, пришедший в станицу со стороны Хопра. Стал членом ревкома станицы Казанской, теперь уже показал себя, никого не миловал. Много казаков расстреляли после приговоров полковых трибуналов и станичных ревкомов.

Когда Донская армия предприняла новое наступление, красные разбежались. Матвей ночью прибежал домой, за ним гнались, Анна спрятала деверя в старый свекровин сундук. Хуторянин Капитон Ерёмин что-то услышал, открыли сундук, там тот, кого искали. Анна сумела отказаться, доказала, что не прятала, он сам залез в окно и спрятался. Большевика угнали в станицу, оттуда вместе с другими красными конвоировали в округ, в Вёшенскую. По дороге, у хутора Дубровского, конвойные застрелили Матвея Константиновича и его товарищей.

В 2015 году заведующая клубом хутора Дубровского П.А. Меркулова показала могилу, в которой в 1919 году похоронили расстрелянных красноармейцев.
Судьба шестого потомка Константина, дочери Анастасии, неизвестна, она исчезла в 1919 году вместе с мужем и детьми.

ВОИН
Александр Дронов жил в семье, где вдова осталась одна с тремя детьми, вышла замуж за Николая Матвеевича Гавринёва, бывшего табунщика конно-плодового станичного завода. Учился в ШКМ (школе крестьянской молодёжи), в страшном 1933 году, как и все ученики, опухал от голода. Затем поступил в Ставропольский зоотехнический институт, сказалось влияние отчима, всю жизнь проработавшего в животноводстве.

Попав по распределению в крупнейший башкирский совхоз, главный зоотехник в неполные 22 года столкнулся с новыми страхами. В 1938 году по всей округе стали «пропадать» руководители хозяйств. А.Т. Дронова назначили исполняющим обязанности директора совхоза, в Ставрополе жена с ребёнком, ещё в студентах народившемся Володей, а тут не знаешь, когда придут за тобой. Воспоминания об этом периоде жизни были самыми чёрными.

На срочную службу Александр был призван весной 1941 года. Войну встретил на Волховском фронте. Не дали бравому казаку (с редким в те годы высшим образованием!) даже винтовки, попал в строительный батальон, доверили лишь сапёрную лопату.

Потом А.Т. Дронов стал артиллеристом, подносчиком снарядов заряжающим, наводчиком, командиром расчёта. В августе 1942 года был контужен. За один день 18 июля 1942 года в районе «Круглая роща» (Волховский фронт) орудием, наводчиком которого был А.Т. Дронов, были разбиты ДЗОТ, блиндажи, повозка боеприпасами, уничтожено большое количество пехоты противника. В сентябре служил уже в должности командира орудия, расчёт подавил огонь пяти миномётных батарей и уничтожил до 30 человек пехоты противника. Погиб весь личный состав подразделения, остался в живых лишь один Александр. Командир полка перед строем вновь набранной батареи вручил казаку медаль «За отвагу».

Ефим, старший брат Александра, был примером для подражания, работал до войны директором школы в Белокалитвенском районе. Последнее письмо от брата Александр получил из-под Сталинграда. И всё, как в воду канул. В электронной базе жертв Великой Отечественной войны «Мемориал» сохранилась анкета.[14] Призван Белокалитвенским РВК, служил старшиной роты во 2-м батальоне 889-го стрелкового полка. Пропал без вести в январе 1943 года. Остались две дочери, обе, как и отец, стали учительницами. В донской степи, неподалеку от села Дубовского, есть Парк памяти, посажено племянником Валерием дерево, установлена таблица «Дронов Ефим Тихонович. 1942. Сталинград».

Наконец А.Т. Дронов был направлен в офицерскую школу. В июне 1943 года принял установку САУ-76. В сентябре батарея самоходных орудий участвовала в прорыве блокады Малой Земли. В этом же месяце назначили на должность командира батареи самоходных артиллерийских орудий.

При освобождении Новороссийска экипаж под командованием лейтенанта А.Т. Дронова 14 и 15 сентября 1943 года, следуя в боевых порядках, уничтожил прямой наводкой 75-мм орудие противника, пулемёт и до взвода пехоты. Командир САУ продолжал наступление, продвигаясь за танками, артиллерийская установка разрушила три дома с засевшими автоматчиками и ячейками с противотанковыми ружьями. Приказом по 5-й гвардейской танковой бригаде за проявленную личную отвагу и мужество при освобождении Новороссийска он был награждён орденом Красной Звезды.[15]

В августе 1944 года командующий 18-й армией подписал приказ о вручении А.Т. Дронову ордена Отечественной войны II степени.

Фронт продвигался на Запад, уже капитаном А.Т. Дронов освобождал Польшу, Чехословакию. В феврале-марте 1945 года, командуя группой из 10 самоходных установок, капитан в бою под городом Ратибор отбил три контратаки противника, это подразделение под командованием донского казака уничтожило: танков и самоходных орудий — три, четыре бронетранспортера, три автомашины, пять повозок с боеприпасами, шесть 75-мм орудий, десять пулемётных точек и до роты солдат противника. За этот подвиг приказом по 60-й армии А.Т. Дронов был награждён орденом Отечественной войны I степени.[16]

Затем были вручены медали «За освобождение Праги», «За победу над Германией». Его дяде Леонтию за подвиг в Первой мировой вручили шашку с надписью «За храбрость», а племянник за освобождение Чехословакии правительством этой страны был награждён медалью «Za crabrost» («За храбрость»).


Удостоверение к медали А.Т. Дронова «За храбрость», Чехословакия, 1946

Всего Александру Тихоновичу Дронову было вручено семь боевых правительственных наград.
Войну окончил 9 мая 1945 года, в этот день самоходчики и танкисты ворвались в Прагу.
После окончания боевых действий Александр перевёз семью в город Станислав (ныне Иваново-Франковск), что в Западной Украине, гонял по схронам бандеровцев. Служил в должности начальника штаба 664-го отдельного артиллерийского полка.

Демобилизовался, прибыл в Верхнедонской район, работал в сельхозуправлении, стал главным зоотехником района, начальником районного земельного отдела. Овцеводству А.Т. Дронов отдал более 40 лет, вывел в совхозе «Семичный» Дубовского района линию породы «советский меринос», за что был награжден орденом Дружбы народов.

Всего грудь казака украшало 13 правительственных наград.
Однако нигде, начиная с ШКМ, старая жизнь не отпускала Александра. После окончания в 1937 году зоотехнического института выпускников пригласили в Москву, где принимал министр сельского хозяйства И.А. Бенедиктов, с каждым провели собеседование. Когда министр направлял выпускника главным зоотехником в башкирский совхоз, сказал: «Трудно Вам будет, дорогой товарищ, с такой биографией, очень трудно». В районные организации Башкирии приходила кляуза, что он племянник двоих белых полковников. В декабре 1941 года тот же недоброжелатель настрочил в стройбат характеристику как социально опасного. Командир лишь руками развёл, но что поделаешь, из роты регулирования перевели в подразделение строительное, поступление в офицерскую школу отодвинулось на полтора года.

Уже после войны, когда Александра Тихоновича выдвинули на должность заместителя председателя райисполкома, опять сработала «социалка», на этот раз запрет пришёл из обкома ВКП(б). Начальника штаба артиллерийского полка, капитана, который в боях за Родину имел две контузии, два ранения, семь боевых наград, ещё преследовали, подозревали.
Фронтовые контузии аукнулись глухотой, болезнями. Безвременно приняла земля самого заслуженного в семье, избитого жизнью казака Александра Тихоновича Дронова.

Дети Александра пробились в жизни, получили высшее образование.
Старший сын Владимир стал монтажником гидроэлектростанций. Окончил Таганрогский радиотехнический институт, руководил бригадой контроля радиосвязи на аэродромах Северного Кавказа. Награждён Почётными грамотами и знаками победителя соревнования. Зарегистрировано три его рацпредложения.

Екатерина Михайловна Дронова попала под немецкую оккупацию вместе с грудным младенцем Верой. После окончания Ростовского института сельхозмашиностроения В.А. Дронова была направлена инженером Гомельского машиностроительного завода, затем аспирант Всесоюзного научно-исследовательского института сельхозмашиностроения в Москве, директор научно-исследовательского института в Клину. В.А. Колесникова (Дронова) испытала и внедрила в производство новый кормоуборочный комбайн ЯСК-170. Она стала ведущим учёным в области комплексной механизации растениеводства и животноводства.

Опубликовала около 100 научных трудов, её работы защищены 12 патентами. За разработку и внедрение прогрессивных технологий была награждена серебряной медалью ВДНХ, Почётными грамотами Российской сельскохозяйственной Академии, Указом президента Российской Федерации присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации».[17]

Третий дроновский позднышонок, автор этого очерка, появился в роддоме станицы Казанской. Его жизненный путь был первым в горестной череде Дроновых благополучным и спокойным. Работал в совхозе токарем. Учился в Ростовском государственном университете. Преподавал историю и военное дело в Дубовском районе Ростовской области, в хуторской школе. Затем 1 секретарь райкома комсомола, заведующий организационно-кадровым отделом райкома КПСС, заместитель начальника райотдела милиции, ведущий специалист Законодательного Собрания Ростовской области.

Написал книги «Очерки истории Дубовского района», «Бузавы», «События Гражданской войны в Задонье», «Дубовский район в годы Великой Отечественной войны», «Дубовский район в годы подъёма, крушения и депрессии», «Это наша биография. Дубовский район в лицах», «Позывной — Дон», «400 лет в педагогике», печатался в трёх научных коллективных сборниках, в литературно-общественном журнале «ВОЛГО-ДОН».[18] В.А. Дронов награждён правительственными наградами — медалями «За трудовое отличие» и «За безупречную службу в МВД», вручен орден войскового казачьего общества «За Веру, Дон и Отечество».

По самым скромным подсчётам из колен пяти братьев и сестры Дроновых сейчас на Дону должно было жительствовать 200–250 потомков. На родной земле фамилию Дронов принесли в XXI век только сын Александра Валерий, его внук Ярослав. Казачьему роду нет переводу. Не порвалась генетическая нить, растут внуки Александр, названный с честь своего прадеда, Андрей и Павел. Их ещё судьбы безвестные ждут. Ещё будут, как сказал М.А. Шолохов, «жухлые дни».

Долгие годы в семье не было принято говорить о предках. Не нашлось дореволюционных фотографий казачьих семейств, не сохранилось ни единой, чудом уцелела карточка семьи Дроновых. Это всё, что осталось от некогда большой и заслуженной семьи.

2016 г. ст. Казанская – с. Дубовское В. Дронов


ЛИТЕРАТУРА

1. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 4139. Л. 3.
2. Там же. Л. 11.
3. Приказы по ОВД. Ночеркасск,1905. №400.
4. РГВИА. Ф. 330. Оп. 58. Д. 577.
5. Справка РГВИА от 12.04.2010. №1072.
6. РГВИА. Ф. 330. Оп. 51. Д. 619. Л. 496.
7. Лобов О.Н. Казаки XX века. Ростов н/Д,. 2004. С. 98.
8. Донские областные ведомости. 1916 г. № 9. С. 1; № 38. С. 2; № 39. С. 3.
9. Интернет-сайт URL : http://slavakazakam.ru/donarm
10. РГВИА. Ф. 330. Оп. 20. Д. 3370; Оп. 51. Д. 619. Л. 496.
11. Балабин Е. И. Мои воспоминания. Командование 12-м Донским казачьим полком // Военная быль. Париж, 1971. № 108. С. 30.
12. Венков А.В. Донская армия. Организационная структура и командный состав 1917–1920 гг. Вып. 1. Ростов-н/Д. : Изд-во ЮНЦ РАН. 2014. С. 319.
13. Интернет-сайт URL: http://elan-kazak.ru/alf
14. ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18004. Д. 2436.
15. Там же. Ф. 33. Оп. 686044. Д. 936. № зап.18408995.
16. Там же. Оп. 68196. Д. 7668. № зап. 337.
17. Указ Президента РФ № 891 от 10 авг. 2006 г.
18. ВОЛГО-ДОН. 2015. №7. С. 98. , 2015. №8. С. 92.
[url]

Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Facebook Опубликовать в LiveJournal Tweet This


Оглавление   |  На верх


История и статьи
Статьи от пользователей
Вход
Логин вводите на латинице:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация
На сайте
Гостей: 18
Пользователей: 0


КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
Казак FM







Реклама
ИСТОРИЯ
 
форум казачий стан
Веб студия Кухня вкусных сайтов
Разработка сайта LevKoWeb
KAZAKDONA.RU © 2007-2016
Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 7.1.00