форум казачий стан
  Добавить в избранное    онлайн радио
Вам нужно авторизоваться. Забыли пароль? Регистрация
Апрель чт. 27 2017 г. в 19:47
КАЗАЧИЙ РАЗГОВОРНИК
КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
10 Топ видео
Календарь




rss2.0

Социальная сеть казачества Мы казаки!

История и статьи

66 - Лермонтов и донские атаманы

Добавлено: 2010-06-29 13:33:06

Михаил Лермонтов из прожитых им неполных 27 лет целых девять носил военный мундир. Именно поэтому он так высоко ценил воинское товарищество. Несколько раз ему пришлось переходить из одного полка в другой, но многие из прежних сослуживцев остались для него своими и в дальнейшем.

Так произошло и с первым его полковым командиром будущим донским атаманом генералом Михаилом Григорьевичем Хомутовым. Под его началом корнет Лермонтов приступил в конце 1834 года к службе в лейб-гвардии Гусарском полку. Генерал доброжелательно отнёсся к недавнему выпускнику школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, замечал его успехи, отмечал в приказах. А когда весной 1835 года Лермонтов серьёзно занемог, то первым среди полкового начальства обратил на это внимание именно Хомутов. Он приказал корнету оставаться дома, прислал лекаря.

Отношения между Лермонтовым и его полковым командиром выходили за рамки сугубо официальных. Об этом, к примеру, свидетель­ствует такой факт: Михаил Юрьевич купил у своего генерала породистого жеребца по кличке «Парадер». На нём Лермонтов предстал, кстати, перед Николаем Iво время учений, за которыми наблюдал царь. Покупка была весьма удачной: скакун считался лучшим в полку. Лермонтов писал о ней своей бабушке Е.А. Арсеньевой: «Я на днях купил лошадь у генерала, я прошу Вас, если есть деньги, прислать мне 1580 рублей, лошадь славная и стоит большего, а цена эта не велика».

Дружеские отношения сложились также у Лермонтова и с Анной Григорьевной Хомутовой - сестрой генерала. Из доверительных бесед с ней Михаил Юрьевич узнал о её первой любви: за много лет до их встречи Хомутова была возлюбленной известного поэта Ивана Ивановича Козлова, ослепшего после болезни. Через годы слепой поэт и муза его юности вновь встретились, и Козлов, заново пережив свои юношеские восторги, посвятил Анне Григорьевне стихи «Другу весны моей после долгой, долгой разлуки». Лермонтов был взволнован историей взаимоотношений этих двух людей и также посвятил Анне Хомутовой стихотворение:

Слепец, стаданьем вдохновенный, Вам строки чудные писал, И прежних лет восторг священный, Воспоминаньем оживленный, Он перед Вами изливал.

 

 

 

Но да сойдёт благословенье На вашу жизнь за то, что вы Хоть на единое мгновенье Умели снять венец мученья С ею преклонной головы.

Михаилу Юрьевичу дваж­ды пришлось служить под на­чалом генерала Хомутова. Первый раз он пробыл в лейб-гвардии Гусарском полку бо­лее двух лет: с ноября 1834 по февраль 1837-го (до ареста и отправки в ссылку за стихо­творение «Смерть поэта», па­мяти А.С.Пушкина). Во вто­рой раз он. вернувшись в этот полк весной 1838 года, за­стал, находясь там, перевод генерала в конце 1839-го в Новочеркасск на должность начальника штаба Войска Донского. При переводе Хо­мутова в донскую столицу полковые офицеры, среди ко­торых был и Лермонтов, пре­поднесли ему в дар подборку своих портретов. Кстати, ныне эти работы, выполненные художником А.И. Клюндером, хранятся в Эрмитаже и в Пав­ловском дворце-музее. Весной 1840 года Лермонтов, отправляясь в новую ссылку на Кавказ, встретил в Москве своего недавнего сослуживца по лейб-гвардии Гусарскому полку подполковника Александра Гавриловича Реми. Тот был направлен на службу в донскую столицу штабным офицером к своему бывшему полковому командиру генералу Хомутову. Лермонтов и Реми решили продолжить путь вместе, договорившись что поэт сделает остановку в Новочеркасске. Они выехали из Москвы 25 мая, а в начале июня были уже в донской столице. Лермонтов гостил у Хомутова три дня.

Генерал, будучи вторым по положению человеком в Войске Донском, поражал окружающих своей исключительной доступностью и демокра­тизмом общения. О нём сохранились воспоминания, как о горожанине, жившем в доме с постоянно открытой настежь дверью. Он, между прочим, остался таким и когда стал в 1848 году наказным атаманом Войска Дон­ского, и когда в течение 14 лет оставался на этом посту. Неудивительно, что Хомутов, несмотря на очевидную разницу в звании и положении между ним и Лермонтовым, весьма радушно принял гостя.

Вероятно, именно генерал насоветовал поэту посетить новочеркасский театр, и Михаил Юрьевич трижды побывал в нём. Уже покинув донскую столицу и оказавшись в Ставрополе, Лермонтов описал свои театральные впечатления 17 июня в письме к А.А. Лопухину:

«Что за театр! Об этом стоит рассказать: смотришь на сцену - и ничего не видишь, ибо пред носом сальные свечи, от которых глаза лопаются, смотришь назад - ничего не видишь, потому что темно, смотришь налево -и видишь в ложе полицмейстера; ... капельмейстер примечателен тем, что глух и когда надо начать или кончать, то первый кларнет дёргает его за фалды, а контрабас бьёт такт по его плечу».

От Хомутова Лермонтов узнал о предстоявшей военной экспедиции против горцев и о том, что в Ставрополе формируется специальный отряд из добровольцев для участия в ней. Хомутов посоветовал Михаилу Юрьевичу попроситься в этот отряд и вызвался написать рекомендательное письмо на имя генерала Павла Христофоровича Граббе -главнокомандующего русскими войсками на Северном Кавказе. С этим письмом Лермонтов и покинул Новочеркасск.

В Ставрополе генерал Граббе зачислил Лермонтова в добровольческий отряд в должности штабного адъютанта и поручил ему быть наблюдающим в готовившихся походах. Михаил Юрьевич с энтузиазмом сообщал А.А. Лопухину: «Завтра я еду в действующий отряд на левый фланг в Чечню брать пророка Шамиля, которого, надеюсь, не возьму, а если возьму, то постараюсь прислать тебе по пересылке».

В июле-октябре 1840 года Лермонтов в составе отряда, которым командовал генерал-лейтенант Галафеев, участвовал во многих походах против горцев. Последний поход в военной кампании того года поэт совершил под началом самого генерал-адъютанта Граббе, возглавившего крупную экспедицию русских войск. В декабре Галафеев подал рапорт, в котором описывались самоотверженные и мужественные действия Лермонтова во всех походах и выражалась просьба перевести его в гвардию с сохранением чина и «отданием старшинства». Наряду с этим Граббе отпра­вил в Петербург представление к награждению Лермонтова золотой саблей с надписью «За храбрость».

Обшаясь с генералом, Лермонтов был приятно поражён, что тот в молодости писал стихи, а теперь ведёт записки о пережитом, передуманном и прочитанном. Литературные интересы Граббе были весьма многогран­ны. Генерал, кстати, прочитал "Героя нашего времени", был знаком с лер­монтовскими стихами. Воображение Лермонтова без сомнения волновало и то обстоятельство, что Павел Христофорович в молодости близко знал многих декабристов, был посвяшён в их замыслы.

Поэт высоко ценил те доверительные отношения, которые сложились у него с Граббе. Показательно, что в январе 1841 года в Ставрополе Лермонтов был вызван перед отъездом в отпуск к генералу, и они имели длительную беседу наедине. Павел Христофорович вручил Лермонтову письмо для передачи генералу Алексею Петровичу Ермолову. Через две недели Михаил Юрьевич, находясь уже в Москве, выполнил это поручение. Оба генерала были для Лермонтова живым олицетворением Бородинского сражения: в нем Граббе являлся адъютантом Ермолова.

Два десятилетия спустя Граббе стал войсковым наказным атаманом Войска Донского, сменив генерала Хомутова. Но об этом Лермонтов так и не узнал: он погиб на дуэли спустя полгода после памятной беседы в Ставро­поле со знаменитым генералом.

Кстати, Граббе, живя в донской столице, не изменил своему правилу поддерживать литераторов, актёров и других творческих людей. За время своего почти пятилетнего атаманства в Новочеркасске Павел Христофо-рович запомнился тем, что поощрял местный театр, покровительствовал первой частной газете «Донской вестник» А. А. Карасёва, приложил немало усилий к демократизации нравов городского общества, устраивая у себя регулярные встречи, на которые приглашались и военные, и чиновники, и представители тогдашней интеллигенции.

Не будет преувеличением утверждать, что общение Лермонтова с генералами Хомутовым и Граббе было одной из светлых полос в суровой жизни великого поэта. Покровительство Лермонтову со стороны этих видных военных деятелей сыграло в его судьбе заметную роль. Оба они относились к поэту с неизменным уважением, и он отвечал им тем же. Биографии генералов заслуженно украшает немало лестных характеристик, но все они блекнут перед простой констатацией факта: Михаил Хомутов и Павел Граббе были сослуживцами Лермонтова, его старшими со­товарищами, его заботливыми командирами.


Понравилась статья? Поделись с друзьями!
Facebook Опубликовать в LiveJournal Tweet This


Оглавление   |  На верх


История и статьи
Созвездие тихого дона
Вход
Логин вводите на латинице:

Пароль:


Запомнить меня
Вам нужно авторизоваться.
Забыли пароль?
Регистрация
На сайте
Гостей: 10
Пользователей: 0


КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
Казак FM







Реклама
ИСТОРИЯ
 
форум казачий стан
Веб студия Кухня вкусных сайтов
Разработка сайта LevKoWeb
KAZAKDONA.RU © 2007-2016
Работает под управлением WebCodePortalSystem v. 7.1.00